Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Показ фильма "Затоичи" Такеши Китано на Ночи Самураев. Москва. 27 апреля в 22.30

«Твой Мир» и «Рис и Мускатный орех» представляют:

«Верность, справедливость и мужество суть три природные добродетели самурая» Бусидо (яп. 武士道 буси-до:, «путь воина»)

Ночь Самураев.

Начало 27.04 в 22.30*

Подробности и контактыCollapse )

Мартин Гал

Почему нужна "Меланхолия"?

Посмотрел недавно фильм "Меланхолия".
«Меланхолия»— психологический фильм-катастрофа Ларса фон Триера, который на Каннском кинофестивале 2011 года был номинирован на Золотую пальмовую ветвь, но награду получила только Кирстен Данст за лучшую женскую роль.
Сюжет картины построен вокруг идеи предАпокалипсиса.
Последние дни перед разрушением планеты и исчезновением жизни на Земле.
Часто задавал себе вопрос о том, как следует вести себя в последние дни.
И до сих пор не знаю каким бы стал каждый из нас в абсолютно крайней позиции - за день до Конца Света.
Конечно, ситуация фильма - выдумка, но всё же.
"Меланхолия" натолкнула меня на некоторые мысли:
1. Апокалипсис страшен, если касается только тебя одного, вместе с другими людьми и гибнуть легче (на войне гибнут рядом люди, и это наверное переносится ими легче чем в больнице).
2. Человек не теряет надежды даже за минуту до гибели.
3. Покончить с собой за полчаса до Конца Света - значит пропустить грандиозное зрелище, а этого делать не стоит.
4. Ждать Конца Света лучше в хорошей компании и с выпивкой.
5. Помнить фразу Камю: "Не ждите Страшного Суда. Он происходит каждый день".
А в целом фильм весьма депрессивный, поэтому смотреть его не рекомендую.

Отвращение. Р. Поланский

 Отвращение (Repulsion), 1965- это первый фильм Поланского, снятый не в Польше и первый его фильм о шизофрении.



История создания.

Снимая «Отвращение» Поланский выполнял заказ студии сделать фильм ужасов. «Сценарий мы писали с единственной целью – добиться, чтобы Клингер и Тенсер его финансировали. А чтобы они попались на крючок, сценарий должен был быть безоговорочно ужасным, ничто другое их не волновало. Что-то слишком утонченное отпугнуло бы их, поэтому история о буйствующей в квартире своей сестры шизофреничке со склонностью к убийствам включала в себя леденящие кровь сцены, граничащие с канонами фильмов ужасов. Оригинальности следовало добиваться манерой повествования, которую мы хотели сделать как можно реалистичнее и психологически достовернее» (Поланский).
Заявленный жанр предполагал некоторый стандартный и достаточно широкий набор сюжетных линий, из которых самой пугающей Поланский историю о сумасшедшей, рассказанную так, чтобы соединить картины бреда с обычность происходящего.
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕCollapse )
Безумие как непознаваемый объект содержит в себе две возможности – любви и смерти, романтической идеализации или ужасающей опасности. Фильм Поланского соединил эти возможности. При дифференцированной реализации получаются фильмы про маньяков и про «безумную» любовь.

«Конспираторы наслаждения» («Spiklenci slasti» / Conspirators of Pleasure», 1996) Яна Шванкмайера

Существует редкая каста кинофильмов, в которых при первой же мизансцене высвечивается издевательский императив «Интерпретируй меня?!». Заглавные кадры вызовом нарочитой недосказанности и вопиющего подтекста требуют включить рефлектирующий механизм, не отвлекаясь на созерцание сюрреалистических картинок в клубке обыденности. Так анемичные и безмолвные «Конспираторы наслаждения» («Spiklenci slasti» / Conspirators of Pleasure», 1996) Яна Шванкмайера, иначе как кинематографической вязью психоанализа и не назовешь. Лучшей иллюстрацией фрейдизма с лаканизмом, вероятно, не найти. Здесь некое извращенно буквальное толкование доминирующей тезы в позднем психоанализе о том, что бессознательное суть язык. Что может быть «красноречивей» того киноповествования, где при полном отсутствии вербальной коммуникации и минимальном наличии привычных бытовых действий разыгрывается «экстаз бессознательного». Коннотативные жесты, предметная механистичность, искаженная вырывающейся наружу рефлексией мимика, ирреальное бытие рядовых вещей, выходящий за пределы ежедневных забот постсовременный ритуализм, более того – мифический ритуализм отправления сексуальности на исходе «тоталитарного века». Всё это – симптоматическая часть полуторачасового монолога «бессознательного», которое в иных условиях здесь-и-сейчас могло бы вылиться в совершенно иных перверсиях. Не гениальное кино, а совершенное иллюстративное приложение к ведущему дискурсу «постсовременности», оптимальное прикладное пособие, где любой психоаналитической закономерности можно найти визуализированное подтверждение.

Пуристский академический подход, где звуковая дорожка по степени интенсификации продавливает видеоряд, по-видимости делает картинку со зрительской стороны однозначной. Та обманка, которая первоначально дает аудитории торжествовать с вроде бы окончательно дешифрованным кинотекстом, оказывается первотолчком, бросающим интеллектуального зрителя в океаническую бездну трактовок. Исходное впечатление: мастеровитый режиссер в абсурдистко связанной манере предъявляет визуализацию нескольких неочевидных способов самоудовлетворения. Но данный смысл, атомарно размазанный по всей нарративной длительности кинофильма, прорывается бессознательными эксцессами через кадр. Что означает эта нарциссическая завороженность подручным эротоманским инструментарием, чем вызвана практически групповая мотивация опосредованного достижения Наслаждения, какую роль играет предельная замкнутость на себе персонажей с вроде бы проигрываемой моментами амбивалентности невротичной открытости Другому и одновременно патологичной боязни разомкнутости перед «пристальным взглядом» Другого? и прочее…

«Конспираторы наслаждения» - некий проблематизирующий «парадиз», тематический кладезь. Означивающий всплеск «бессознательного» в титрах и милостью автора, конечно же, находит себе выход из смысловой заводи; то бишь за ответами обращайтесь к эклектичному корневищу из Фрейда, Эрнста, Захер-Мазоха, Бунюэля, де Сада. Короче, шестедесятническое «открытое произведение» (У. Эко), погранично раскрывающее себя перед аудиторией и, тем не менее, остающееся не понятым, четко не интерпретированным, житейски не разгаданным. Смысловой задник, как зарвавшийся болельщик на дальнем плане, перманентно прорывает первичный акт и его назначение, но не дает и единого шанса рассмотреть его знаковый лик, агонизирующую гримасу. Пустота «бессознательного» обитает в гипертрофированных опредмеченных звуках, в мимически нюансированных чертах, в нелепейших фантасмагорических ситуациях. Обитает, но не дает ухватиться. Сознательной логике здесь не место, но именно таковая в культурологических формулировках и логоцентристских трактовках будет преследовать призрачно неотступным шлейфом эту кинокартину.

"Антихрист" - Часть Вторая: Акт

 

Год: 2009

Страны: Германия, Дания, Швеция, Франция, Италия, Польша

Режиссер: Ларс фон Триер

В ролях: Уиллем Дефо, Шарлотта Генсбург

Рецензии и отзывы на картину «Антихрист» похожи на массовое увлечение символизмом, алхимией, теологией, психопатологией, юнгианством и оккультизмом. В кои веки в фильме режиссер употребил название Эдем и пишущая братия вцепилась в это словечко – благо народ знает, что в Библии есть такое – и, кажется, всех сразу охватил синдром гностиков-толкователей. В рецензиях постоянно читаешь «картина переполнена символизмом» или «в фильм вплетен тайный язык алхимии». Некоторые допускают даже домыслы о глубоких оккультных занятиях Триера и так почти в каждом отзыве, неизменно начинающемся словами «Сегодня я посмотрела Антихриста».

«Религиозный символизм, переглубинная метафора» - многим видится даже апокалипсис и это вообще ржачь. Где уважаемые зрители нашли в картине хоть одну пентаграмму? Там даже нет символа Уробороса, хотя подразумевается. Через один отзыв употребляется: «насыщенно мистериальными символами». Расшифровать же свои глубочайшие измышления авторы воздерживаются – это видимо какой-то вид импотенции. Из любопытства запрашиваешь подобных знатоков оккультизма:

«Расскажите, пожалуйста, какие такие символы в картине настолько глубоки и что они значат?»

 

Читать полный разбор фильма!Collapse )



 

girl

Лисы не те, кем они кажутся ("Антихрист", Ларс фон Триер)

24.71 КБ
Есть такой анекдот: психоаналитик женится на крайне уродливой женщине. Друзья его спрашивают: она что - очень умная? Он говорит: да нет. В постели хороша? - Нет. Готовит вкусно? Нет. Скажи, а почему ты на ней женился? Ох, ребята, мечтательно говорит психоаналитик, если бы вы знали, какие ей снятся кошмары! (В принципе, это и есть краткое содержание фильма "Антихрист" Ларса фон Триера).

Кино могло бы быть отличным, если бы Ларса примерно к середине фильма не попутал, извините, бес, и он бы снял про что у него само собой получалось, а не про что он так навязчиво хотел рассказать. Какой-то прямо синдром Льва Николаевича: показывает гениально, а выводы делает - сомнительные.

В некотором приближении сюжеттакойCollapse )

Фильм мог бы получиться про переживание утраты, про невыносимость боли, про безграничность отчаяния, про настоящую и мнимую вину, про эмоциональную дистанцию, про агрессию секса, про садо-мазохистскую природу отношений мужчины и женщины, про страх быть брошенной, про пограничные состояния, про глубинные фобии, про панические атаки, про возможности и беспомощность психотерапии - и там все это есть, но все эти темы брошены, вытеснены на второй план, оставив на первом голый тезис: женщины - зло. Этот месседж, считываемый довольно однозначно и вынесенный в заголовок, не стоил ни режиссерских трудов, ни тем более страданий. Логический ряд такой максимы можно продолжить утверждениями: мужчины - зло. Люди - зло. Дьявол носит Прада. Мама мыла раму.

По сути фильм исследует норму и безумие, сознание и бессознательное, а вовсе не добро и зло. И в этом фрейдистском контексте, в этом пространстве "я" и "оно", в этой всю-дорогу-аналитической-парадигме вся эта история со средневековой ересью выглядит лишней, притянутой за уши и, в общем-то, ничего не объясняющей. (Да и в любом случае работать с абсолютным злом бессмысленно. Имеет смысл - со злом в человеке, а в нем оно все-таки относительно). Как только вся сложность взаимодействия сознания и бессознательного в одном человеке простенько делится надвое: мужчина - сознание, женщина - бессознательное, мы моментально оказываемся в плену мракобесной архаики. Дальше - привет, женоненавистник Вейнингер.

Кстати, о женщине-зле. В этом не предполагающем эмпатии, холодном и рассудочном фильме сочувствуешь женщине - по крайней мере до членовредительства. Но и потом все ее поступки, даже запредельные, кажутся, в общем-то, понятными, с читаемой мотивацией, что исключает "одержимость дьяволом". Если бы вас неустанно терапевтировал собственный муж, рано или поздно и вы бы дали ему поленом по яйцам. Чего уж тут неясного.

Это история не о дьявольщине, а о женщине, которой нужна была терапевтическая помощь еще до травмирующего сюжетообразующего события - до начальных титров фильма. И не от мужа, в устах которого прозвучала фраза, которая непременно станет мемом: "Никогда не трахайся со своим психоаналитиком".

Это история о человеке, который снял фильм, терапевтичный для себя самого. Ему наверняка стало легче: выпущенные наружу демоны приносят если не избавление, то по крайней мере, облегчение. Такая цель, возможно, оправдывает средства, но личная психопатология начинает диктовать свои условия. Иначе бы он тоже заметил, что рыжие женщины средневековья были виноваты не тем, что они женщины, а тем, что становились ловцами проекций. Вмещали в себя людские страхи и пороки.

Людские пороки и страхи.

"Головокружение"/ "Vertigo"

«Тайна собственного Я»

 

Название: Головокружение

Оригинальное название: Vertigo

Год выпуска: 1958

Жанр: Триллер / Детектив

Выпущено: Universal Pictures

Режиссер: Альфред Хичкок

В ролях: Джеймс Стюарт, Ким Новак, Барбара Бел Геддес, Том Хелмор, Хенри Джоунс, Эллен Корби

 

 

Сама форма такого жанра как триллер – двойственность. В триллере мы сталкиваемся с тем, что нечто произошло или происходит на самом деле и есть нечто что  утаивают: то что мы видим и то, что кажется – под словом кажется подразумевается иногда как и увиденное с экрана, так и наши домыслы. И мы задаемся вопросом: что же происходит на самом деле? Загадка-тайна в которой обитает триллер исходит из недр самой человеческой природы. Все мы смертны и в любом нашем стремлении что-то разгадать есть желание пробиться к таинству рождения и смерти. И человек смутно ощущает, что возможно разгадывая «великий обман» в образе триллера он почерпнет хоть долю знания об истинной реальности. Так или иначе – мироздание триллера это мироздание дуалистическое, где сталкиваются загадки жизни – смерти, иллюзорности – истины.

Но главное, что есть в триллере: тайна человека о самом себе. Его мир разделен на сознание и подсознание. И именно этот мотив двоякости стал определяющим для триллера. В этом жанре нам постоянно встречаются двойники и главным родоначальником этого двойничества был бесспорно Хичкок.

 

Kseka

Кино и Психология...

Преподаватель с факультета психологии МГУ, которого мне выпало счастье слушать на первом курсе моей ВГШ, - Валерий Викторович Петухов (15.09.1950 – 6.09.2003) - как-то на лекции сказал странные, как нам тогда показалось, слова: «Ничего, если мы до конца пары поговорим о кино? Если я не успею это каким-либо образом издать, а я, наверное, не успею – не дойдут руки – вы как-нибудь, когда будет время, передайте эту идею»… Он не успел…
Я имею окаянство считать его в некоторой мере своим Учителем. Вот и решила поделиться тем, что тогда нам было так бережно завещано… Это текст моего конспекта, и, возможно, он вам покажется несколько запутанным (я заранее прошу за это прощения), но мне кажется, что идея стоит ваших трудов по вниканию в смысл написанного ;)
К тому же, эта тема будет косвенно связана с моим следующим постом ;))


Кино и психология появились вместе: Кино как искусство и Психология как наука. Тарковский говорит: первое, с чего началось кино – с изменения своему жанру: массовое кино, социальный трюк – сразу все драматические произведения прошли через киносъемку – тогда как нужно было показывать События. Аналогичная вещь произошла и с психологией: появился бихевиоризм, психология без психики! В это же время мы смотрим типичное голливудское кино 30-х годов. Ничего внутреннего, никакой психики. Стимул – за которым следует реакция. Дальше – и довольно скоро – это сменяется аналитическим кино, больше в Европе (Феллини, Бергман, Вайде, Курасава) – как и психоанализ (замечу, что и бихевиоризм, и Голливуд обосновались в Соединенных Штатах :) ).
Появляется Тарковский – какое это кино? Бихевиоризм устарел. Аналитическое кино? – но Тарковский отрицает возможность анализа его фильмов. Хотя… может показаться, что «Иваново детство», «Зеркало» - аналитическое кино, но это не так. Его фильмы нужно просто смотреть с одной установкой: это происходит сейчас. Какому направлению в психологии это соответствует? – Это гештальт-кино. Поэтому Тарковский отрицает символ и знак – это не попытка объяснить реальность, а попытка понять ее, то есть заменить реальность – и таков каждый фильм Тарковского.
  • Current Music
    Уже наигрывает Casta Diva... ;)))