cand_orel wrote in kultovoe_kino

Category:

«Неожиданное достоинство невежества»

«И нам, конечно, лгут,

Что там тяжелый труд.»

Фильм, фильм, фильм

Честно говоря, я не люблю художественную литературу о писателях, художественные фильмы о кинематографистах… автопортреты терплю… Как-то это всё свидетельствует о кризисных явлениях в творчестве автора тем, что он не знает другой жизни или не видит проблем жизни, поэтому несет зрителю более знакомый себе материал из знакомого окружения. А жизнь – мимо.

Но есть несколько фильмов, скажем так, о кинематографической тусовке, которые внушают доверие острой постановкой вопроса – что есть кино. Тут, наверное, и Last Action Hero (может быть когда-нибудь), но сегодня хотел поделиться впечатлениями о Birdman or The Unexpected Virtue of Ignorance; «Бёрдмэн, или неожиданное достоинство невежества».

Ладно, ладно – да, Иньярриту… И «Выжившего» ему можно даже очень простить, тем более, что Ди Каприо надо было Оскар «сделать» (отсюда весь пафос и потуги на героизм, несвойственный в принципе ролям Ди Каприо при его гениальном артистизме). Зато «Бьютифул», «Вавилон», «Сука-любовь», да и «21 грамм» - каждый – отдельная песня.

Скажу сразу – Birdman смотрел не первый, и даже не второй раз. И каждый раз – новое открытие. Нынче посмотрел без остановок за один вечер и с восторгом выявил для себя, что весь фильм снят одним планом: поворот камеры - и в кадре уже нужные актеры, поворот камеры – и уже новая сцена. Конечно, пригляделся – можно обнаружить места и возможности для монтажа; но сейчас в современных фильмах, чисто в теоретическом плане, когда отдельные эпизоды для нагнетания динамизма фильма становятся всё короче и короче, такое техническое решение выглядит достаточно парадоксальным. Тем не менее, наоборот — данный подход как раз почему-то  и дает динамику фильму и создает дополнительный эффект присутствия.

Чуть-чуть покопаюсь в материале и в его реализации. 

В общем плане...

Изначально забавляет такой несколько абсурдистский подход к сюжету и намеренному выбору актера на главную роль. Да, Бёрдмэн – некогда легендарная роль главного героя фильма Риггана Томсона, которого играет Майкл Китон – звезда Бэтмена.

Однако, при этом авторам уже не требуется дополнительных объяснений и сразу разрушен барьер между киношным миром и реальностью.

Ну и чуть бытовой мистики – некоторые парапсихологические способности Риггана (иначе как бы он стал  Бёрдмэном) как левитация и телекинез, которыми мы и сами в обыденной жизни не пренебрегаем, хотя и не делимся информацией о своих умениях с окружающими, родными и близкими… 

И какой-то шутливый по ходу фильма фрагмент кондового блокбастера, как бы вопрошающий – этого ты ждал и хотел зритель? Да, я так могу, но не буду, потому что это – чушь…

Очень украшает и создает некую джазовую камерную обстановку и задает ритм фильма звучащее, казалось бы, за кадром соло на ударных инструментах. Ан нет – опять режиссерские штучки и шуточки: музыкант неоднократно возникает в кадре в случайных местах – он непосредственный герой и участник фильма.

Теперь — по эпизодам и по сюжету...

И в итоге фильм всё-таки начинается. Начинается с банальной медитации и левитации Риггана Томсона в преддверии репетиции. Он достаточно вульгарно и устало спорит с голосом в своей голове, принадлежащем собственно Бёрдмэну, ставшему уже неотделимой частью сознания Риггана.

По существу этот монолог-диалог и вводит нас в курс дела, что Ригган рискнул всем, вложившись духовно и материально в постановку пьесы на Бродвее, пытаясь доказать свою артистическую состоятельность и наличие актерского и режиссерского дарования; уйти от образа Бёрдмэна, закрепившегося за ним в массовом сознании и к тому же уже практически забытого. А голос Бёрдмэна наоборот настаивает на непреходящей ценности своего персонажа и тщетности потуг на какую-либо другую славу… Вот в таком душевном раздрае Ригган и приступает к репетиции пьесы на семейные и бытовые темы, что в основном и составляет основное содержание фильма.

В данном кадре и в целом в создании пьесы ему помогают Лесли (Наоми Уоттс) – мечтательница покорить Бродвей; Лаура (Андреа Райсборо) – по фильму персонаж с выраженным желанием на обладание разумом и чувствами Риггана; и некий мимолетный участник событий Ральф (Джереми Шамос). Достаточно интересна эта представленная мизансцена, практически проходной эпизод с актером, который явно не нравится  Риггану. Чисто постановочно и артистически – актер играет актера, который явно переигрывает и пережимает в своей роли – просто взрыв мозга, как забавно. Тут Ригган не выдерживает такого «перетягивания одеяла на себя» и «роняет» посредством банального телекинеза на Ральфа осветительный прибор, избавляясь от его участия в пьесе.

И сразу возникает необходимость срочной замены актера – и это накануне премьеры. Мало нам  других психологических и чисто уже психических проблем. Подсуетилась тут Лесли – привела Майка Шайнера (Эдвард Нортон), представив его как близкого друга своей вагины.

Майк – театральная звезда Бродвея, к тому же и роль уже знает наизусть (говорит — помогал Лесли репетировать). Просто находка для спектакля в таких обстоятельствах, и он действительно блещет. Но, но, но… Его звездные заскоки просто выбешивают Риггана – если пить на сцене, то значит пить настоящий алкоголь; постельная сцена с Лесли  – так у него устойчивая эрекция перед зрительным залом (притом, что в реальной жизни с Лесли она как раз жалуется на отсутствие таковой).

А дело в том, что он (Майк) реально только и живет на сцене, перевоплощаясь в исполняемый персонаж; а в реальной жизни… В реальной жизни – у него вдруг интрижка с дочерью Риггана.

В итоге – со стороны Риггана происходит естественный взрыв эмоций с соответствующим и объяснимым мордобоем новичка. Но эмоции эмоциями, а слухи и близость предстоящей премьеры уже не позволяют поменять коней на переправе.

Тут надо сказать причитающуюся порцию слов упомянутой дочери Риггана – Сэм (Эмма Стоун), явно не последнему персонажу фильма на фоне непрерывной рефлексии Риггана о прожитой жизни и отношении с близкими людьми.

Сэм прошла реабилитацию после употребления известных «лекарств» от жизни и как бы работает личным помощником у Риггана, изредка нарушая спортивный режим, чем дополнительно создает отцу эмоциональный фон накануне премьеры. Но роль Сэм ещё интересна тем, что это — взгляд на Риггана со стороны молодого поколения, живущего преимущественно в YouTube и признающего только пресловутые показы и лайки. Так вот места Риггану в этом мире с его устаревшими и архаичными поисками себя просто нет; его Бёрдмэна уже никто не помнит, а нынешние потуги – тоже не в тему …

Но не всё потеряно… Вышел Ригган на служебное крыльцо тайком курнуть во время смены костюма и декораций; дверца захлопнулась, защемив халат; и Ригган в трусах через Таймс-сквер бегом до центрального входа. Миллионы просмотров и, можно сказать, возврат былой популярности!

Словом так или иначе реклама пьесы состоялась, зрители перегреты, все ждут премьеры…

Но не тут-то было. На Бродвее успех или неуспех пьесы решает театральный критик Табита Дикинсон (Линдси Дункан), которая просто шипит, как она ненавидит пустых киношных актеров и надуманность драматургии фильмов. А тут ещё какой-то всеми забытый киноактер покусился на Бродвей и его признание.

Короче, «вдохновила» Риггана вдобавок к его уже имеющейся психопатии. И что – ещё один бутылек, ночь на улице, утренняя  абстиненция, и вечером нас ждет премьера… На фоне всего этого окончательный разрыв с «внутренним» Бёрдмэном – теперь только вперед.

И решительности и решимости уже настолько, что до театра – прямым летом (правда, следом за Ригганом врывается в театр таксист с требованием оплатить поездку).

Ну, премьера – это уже не очень интересно, когда репетиции так полезно и насыщенно прошли. Так пара деталей. Хотел Майк натурализма, так будет ему на сцене настоящий пистолет и всамделешняя стрельба. Там же теперь в искусстве — как современный Отелло? Он не Дездемону жизни лишает, а со своей расстается.

Таки замысливалось двойное самоубийство – по тексту пьесы героя, а заодно и Риггану уже всё надоело. Свершилось… Для пьесы сошло, а по жизни Ригган себе только нос отстрелил, с чем и был определен в клинику, где ему поутру зачитывают рецензию от Табиты Дикинсон. Как сказать?! Формулировка «неожиданное достоинство невежества» для меня не является положительной (а в фильме считают именно так), но в нынешних условиях любой «хайп» —  он на пользу дела. Так что жизнь продолжается, тем более с новым «героическим» носом а-ля Кирк Дуглас или Дэниел Крейг.

В итоге… в итоге все остались довольны – и в психологическом плане, и в материальном, и в репутационном. И с дочкой Сэм контакт налажен; вот смотрит в окно, как папа с птичками в небе гоняет…

Есть ещё в жизни место Бёрдмэну!

Нет, наверное заключения не будет… Всё-таки эта вещь мощнее всех слов, которые можно о ней сказать. Только рекомендации – посмотреть или пересмотреть: таки лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать… Очень талантливое кино, а креатива, находок и фишек столько, что никаким текстом не охватить.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.