Tenn (pol_ned) wrote in kultovoe_kino,
Tenn
pol_ned
kultovoe_kino

He Said, She Said / 1991 / Ken Kwapis


Романтическая комедия – не мой жанр, но бывают исключения из правил и «Он сказал, она сказала» из их числа. По всем законам жанра в главных ролях должны были выступить Мег Райан и Том Хенкс, это вот абсолютно их кино, но так карта легла, что и «романтическая комедия» оказалась умнее и тоньше, чем это было принято в начале 90-х, и в главных ролях оказались заняты не главная зайка жанра (к слову, явно изрядно уставшая от навязанного ей имиджа и отважно ринувшаяся в арт-хаусный In the Cut Джейн Кемпион, где делала все то, что полагается в соответствующих проектах обнажалась, мастурбировала и лила горькие слезы, да только игра свеч не стоила) и обаятельный толстячок Том Хенкс, а интеллектуалка Элизабет Перкинс и Кевин Бейкон, все больше обаятельных негодяев привыкший играть, а не героев девичьих грез. Впрочем, кто ж их знает, девиц этих, о чем они там грезят на самом деле, тем более если речь заходит о девицах умных! Элизабет Перкинс как раз играет одну из таких умных девиц, которая красавчиков-плэйбоев на дух не переносит, за политической жизнью следит и вообще всячески позиционирует себя как женщину умную, мужем не битую, попами не пуганую. И тут опаньки – запала на худший из возможных вариантов девичьей мечты в лице молодого еще и страшно обаятельного Кевина Бейкона – циничного журналиста, который больше одного раза на свидание с девушкой не ходит, слово на букву «л» избегает, как черт ладана, да и вообще сволочь та еще, карьерист и позер! Тут надо сказать отдельно о том, что представляет из себя сама Элизабет Перкинс, карьера которой, увы, в кино сложилась менее удачно, чем у той же Мег Райан. Внешние данные актрисы явно далеки от канонов красоты, всячески приветствующихся в Голливуде, и показательно, что наиболее яркую роль ей довелось воплотить в безбашенном сериале Weeds, где ее язвительная ироничность и не стандартные внешние данные пришлись как нельзя кстати, а умение быть смешной в ущерб привлекательности использовалось на все 100. В «Он сказал, она сказала» Перкинс смешна и иронична, но с оглядкой на то, что персонаж должен затрагивать некие романтические струнки в душе зрителя, а потому развернуться в полную мощь актрисе было не дано. Впрочем, это становится ясно именно с оглядкой на роль в упомянутом сериале, где Элизабет Перкинс не просто хороша, а именно феерична. Бейкон, что Бейкон – он везде хорош, будь то маньяк с чреслами на перевес (если и стоило смотреть «Человека-невидимку» Верхувена, то исключительно ради него), бандюган в «Дикой реке», где от него сама Мерил Стрип млела, или порочный шоумен в «Где скрывается правда» Эгояна, в котором жертвой чар пал непрошибаемый «мистер Дарси» Колин Ферт.


Фильм, начинающийся как производственная комедия ситуаций, в первую очередь интересен двумя аспектами: первое – признаками времени, эдакий переходный вариант от конца 80-х к началу 90-х, когда аляповатость первых уже почти готова уступить некой безликости вторых. Все же 90-е не смотря на все их «основные инстинкты» несут на себе печать некой усредненности и даже безликости, идеально воплощенной в определенных жанровых рамках как «безопасной» Мег Райан, так и роковой Шарон Стоун (по иронии судьбы снявшейся в этом фильме в очень яркой комедийной роли второго плана причем именно в том амплуа, в котором к ней и пришла слава ), на фоне которых та же Элизабет Перкинс словно шлет прощальный привет из уходящих 80-х, где отчаянно агонизировала Гленн Клоуз со своим «Роковым влечением». Героиня Перкинс умна, но не порочна и не строит смертельных планов относительно своего избранника, ей всего-то на всего хочется услышать «я тебя люблю», прикидываясь ради этого даже лунатиком, не способным на утро вспомнить признание бравирующего своим мачизмом бойфренда. Она не вьет паутины лжи и интриг вокруг своего мужчины и не шагает по трупам конкурентов, как это уже принято у героинь триллеров 90-х, ей просто хочется любить по-старинке и строить карьеру, как завещала «деловая девушка» Мелани Гриффитс. Персонаж Кевина Бейкона являет собой тот же переходной вариант из 80-х в 90-е, что и его экранная партнерша – усредненный тип яппи (не важно, что он журналист, образ существования тот же, что у средней руки работника биржи), замурованного в строгий костюм, но где-то там за спиной маячит тень не то Патрика Бейтмана, американского психопата, способного украсить вечер не одной жертвы, не то одного из множества «яппи в опасности», пускающихся в опасную одиссею от привычного образа жизни к полному его разрушению, как это происходит с героем Джеффа Дэниелса в Something Wild, например. В целом, он привлекателен и циничен, одевается хорошо, но безлико и только лица не общее выражение позволяет предположить, что там есть за что влюбиться!




Структура сюжета представляет из себя наиболее любимый мною вариант «дело было так» с точки зрения каждого из персонажей и это второе, помимо примет времени, что в фильме может заинтересовать более всего. Сначала история неторопливо развивается в русле «принципиальная журналистка полюбила беспринципного журналиста, который бабник к тому же» и все это действительно очень мило и забавно, однако самое интересное поджидает впереди, когда ровно в середине фильма сюжет делает неожиданный кульбит, возвращаясь в исходную точку и та же самая история представлена глазами другого персонажа, с иным размещением акцентов, ставящим все с ног на голову. Так в одном из эпизодов герой Кевина Бейкона едва ли не из спортивного интереса начинает ухлестывать за коллегой после того, как та просит его потанцевать с ней, что бы отвязаться от навязчивого ухажера родом из прошлого (что дает возможность предположить о том, насколько нескучна на самом деле жизнь приличной девушки, когда ее никто не видит) и лишь позже выясняется, что так называемому ухажеру и в голову не пришло бы навязывать свое общество героине, не заплати она ему наличными, что бы создать претендент и заинтересовать таким образом того, на кого «не стоит тратить время!». Различные точки зрения, мужская и женская, на одно и то же событие (собственно, название телепередачи, выступающей полем боя людей с диаметрально противоположными точками зрения, «Он сказал, она сказала», и легло в основу названия самого фильма), наделяют фильм той особой прелестью, которой он преисполнен. Вот герои идут на модерновую постановку балета, во всю педалирующего на эротику – Кевин Бейкон смущенно ухмыляется, Элизабет Перкинс восторженно аплодирует стоя. Что видит он, и что видит она? В его восприятии это пахабные телодвижения под музыку, в ее – «Лебединое озеро» и великая история любви, кульминацией которой является не оргазм, а сладкое припадание на грудь любимого. Объективная реальность, как водится, где-то посередине.








Спустя почти 20 лет после своего выходы на экран фильм кажется уютно старомодным, но не устаревшим, его обязательно стоит посмотреть как из ностальгических чувств, так и просто ради любви к хорошим актерам!

(Шарон Стоун не подступах к "Основному инстинкту"...)


(...все ближе и ближе ...)
Subscribe

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments