kropyva1 (kropyva1) wrote in kultovoe_kino,
kropyva1
kropyva1
kultovoe_kino

Categories:

"Горькие слезы Петры фон Кант." (Die bitteren Tränen der Petra von Kan), Р.-В.Фассбиндер

Что называется: салонная драма, мелодрама даже. И в совершенно оперной стилистике, аукнувшейся у позднего Висконти, знатока и приверженца немецкой культурной традиции   (критика фашизма – не в счет).  Барочные интерьеры, преобладание красного в колористическом решении, филигранные мизансцены,  роскошные костюмы, небытовая пластика персонажей. Цитатный фон: громадная – во всю стену – копия полотна Пуссена, музыка Верди (современники режиссера тоже звучат).

«Горькие слезы Петры фон Кант. История одной болезни», 1972 год, оператор – Михаэль Балльхаус (изумительный, виртуозный).

Действие разворачивается в пространстве квартиры успешного кутюрье Петры фон Кант (в исполнении Маргит Карстенсен, интеллектуальной, утонченной, почти бестелесной актрисы). Антураж: белое  мохнатое покрытие на полу, телефон,  безбрежная кровать (настоящее ложе), полотно Пуссена на стене, два манекена, все. /отмечу, что кровать – не исключительно площадка для любовных забав, это также плацдарм в мир сновидений, грез/. А манекены, модели, то есть, людей, «наблюдают» за событиями в фильме и иронически комментируют их переменой своих поз. Присутствие же больших кукол  в картине Фассбиндера является, предположу, намеком на «кукольный дом» и ненастоящие, надуманные, то есть, или симулируемые  страсти героев.

Фильм композиционно разделен на две части. В первой соблюдено единство времени, места и действия. Во второй  – времени и места. Зритель видит два дня из жизни успешного модельера, разграниченных неопределенным временнЫм промежутком.

Общее место, что в фильме  Фассбиндера нет ни одного мужчины. Персонажи:  кутюрье Петра фон Кант, ее протеже и любовница Карен, служанка-ассистентка Марлен, кузина, мать и дочь героини.

Заглавная героиня, молодая женщина, пережившая два неудачных брака (вдова по первому мужу,  соломенная вдова – по второму), показана в интерьере модной своей квартиры, которую не покидает.

Петра (значение ее имени – «утес», «скала», то есть: высота и твердость) – добытчик средств для семьи, состоящей из вдовы-матери и дочери-подростка (помещенной в престижный пансион). Фильм начинается с пробуждения Петры и телефонного звонка мамаши, желающей, чтобы преуспевающая дочь оплатила дорогостоящий отдых родительницы. Красноречивая деталь: героиня откладывает трубку, выжидает некоторое время и только потом сообщает матери, что, увы, не располагает необходимыми средствами. Отношения с близкими людьми у Петры не выходят за рамки материальных. Она содержит мать и оплачивает воспитание дочери, то есть, деньги выступают  эрзацем чувств. Что до чувств, то их  у молодой женщины – явно дефицит.

Петре оказывает услуги персонаж, которому и посвящен фильм. Триединая ассистент-секретарь-горничная Марлен (роль Ирм Херманн). Абсолютно безмолвная, беспрекословная, с пластикой хорошо заведенной машины. Тень, манекен. Марлен все видит, все знает, выполняет за Петру «всю ее работу» (с), но сама не произносит ни единого слова.

В тот судьбоносный день Петры фон Кант героиню навестила кузина Сидони. Заурядная молодая дама, счастливая жена. Смысл ее присутствия в картине – быть «наперсницей», то есть, задавать вопросы (главным образом, о браке, отношениях между полами и близости людей),  ответы на которые характеризуют Петру и проливают свет на прошлое героини. Петра отзывается о семейном счастье и мужчинах сардонически, потому что в жизни сама играет роль мужчины, то есть, зарабатывает немалые деньги. И по этой причине имеет претензию лидировать. Она конкурирует с «сильным полом», что и сделалось причиной распада ее второго брака. Потому что муж Петры оказался вытеснен на периферию преуспевающей женой (замечу в скобках: самОй переместившейся на «низший» уровень в замешанных на страсти  отношениях с любовницей), но не пожелал смириться с ролью второго плана, что и обрекло супружество.

А еще, Сидони познакомила кузину с Карен.

Диалог Петры и ее кузины занимает много, много минут экранного времени. Чтоб зритель не заскучал, слушая правда замечательные диалоги с щедро рассЫпанными афоризмами, Петра занята физическим действием: наведением утреннего макияжа. Это очень подробный ритуал: от надевания парика до наклеивания накладных ресниц. И это, к тому же,  немаловажный штрих к характеристике персонажа. Потому что Петра надевает на себя «лицо», маску, что является намеком на поддельность, фальшь, обман и самообман.

По мысли режиссера, изолированный мир Петры (квартира, которую героиня не покидает), антураж (маньеристская картина на стене), декадентские туалеты  героини свидетельствуют о позе. О надуманности, искусственности, «кукольности» чувств, и в то же время – неосознанной тоске по  переживаниям.

Эффектная плебейка Карен (Ханна Шигула) с первой же встречи возбуждает живой интерес разочаровавшейся в мужчинах аристократки Петры («фон Кант»). Привыкнув выступать источником материального благосостояния для родных, заглавная героиня, влюбившись в Карен,  предлагает  объекту страсти сделку купли-продажи. Карьера, процветание, возможности  -  в обмен на чувства.

Впрочем, что это за чувства. Петра, с самых первых минут знакомства с ней – искусственна,  ненатуральна. Таковы же точно и ее страсти: изломанные, будуарные, надуманные. Зародившиеся на просторном ложе под полотном Пуссена. Что не лишает их, тем не менее,  остроты и болезненности.

Карен, напротив, - непосредственная, «телесная», живущая инстинктами. «Простая, как три копейки», что не исключает хищности. Девушка без определенного будущего, сирота и соломенная вдова, моментально сообразила, что с Петрой ей будет «проще», чем на панели. Но Карен слишком витальна и естественна, чтобы играть в эту игру по правилам   благодетельницы. Нет в ней и прямого расчета. Соблазнив важную персону ради первых ступеней карьерной лестницы, Карен не особенно дорожит своим дальнейшим продвижением. Она чересчур ленива, распущена и чувственна, чтобы заделаться по-настоящему хваткой карьеристкой.

В первой части, в ходе интимной встречи с Карен,  затворница Петра балетным жестом распахивает оконные шторы, тем самым обещая новообретенной любовнице (и себе) неведомые горизонты, широкий мир.

Увы. Вторая часть начинается ссорой, когда подгулявшая на стороне Карен отдыхает с глянцевым журналом на королевской кровати, отмахиваясь от докучных ласк патронессы. Безмолвная, беспрекословная секретарша-горничная Марлен с разных ракурсов наблюдает за любовницами.

Теперь необходимо напомнить, что фильм Фассбиндера «посвящен той, то назван Марлен». И  все события  даны ее, Марлен, глазами. А также - глазами манекенов (их у Петры два, живая Марлен – третий).

Причиной ссоры любовуни послужило двойное предательство Карен. Потому что девушка принимает решение вернуться к объявившемуся вдруг мужу и перейти на работу к другому кутюрье. Зрителю очевидно, что прямолинейная, в общем, плебейка «нагибает», использует аристократку («фон Кант»!) не хуже, чем та – свою безмолвную Марлен. Выясняя отношения с любовницей, Петра делает важное открытие: ее удел (но и ее право, право сильного), - платить. Всегда. И эту прерогативу у нее невозможно отобрать.  Оплачивая авиабилет любовницы, торопящейся на встречу с законным мужем, Петра в некотором роде торжествует над безденежным своим соперником.

Всю вторую часть фильма героиня (в день своего рождения), распластавшись на полу, предается картинному отчаянию. Наряженная, между прочим, в зеленое платье, что не случайно, поскольку зеленый цвет – цвет надежды и, в некотором роде, символизирует новую жизнь.

Которая неожиданно открывается для Петры после побега любимой (до безумия)  девушки. После истерического припадка, сопровождавшегося оскорблением матери и унижением некрасивой дочери и демонстративным разрушением материальных ценностей (потому что это Петра их купила!), к героине приходит осознание, что ее чувства к Карен не были любовью. Это были собственнические чувства. Петра всего-навсего покупала товар, которым возжелала обладать.

День рождения Петры, в который она испытывает сатанинские мУки в ожидании  телефонного звонка от беглянки, оказался началом новой жизни героини. Переболев Карен (напомню, полное название фильма – «горькие слезы Петры фон Кант. История одной болезни»), героиня Фассбиндера, прозрев скрытые механизмы своей страсти, освобождается от почти патологической  зависимости.

Финальные сцены статичны. Уложенная в постель Петра произносит длинный монолог, в котором беспощадно анализирует свою страсть и расставляет все точки над «I». Контрапунктом идет монолог матери героини, касающийся ее, матери, личных переживаний, никак не связанных с откровениями дочери. Два самых близких (по крови) человека безнадежно отчуждены, погружены каждая в свой мир и не слышат друг друга.

А завершается «история одной болезни» неожиданным уходом от Петры ее безмолвной Марлен. Неожиданным, потому что прозревшая хозяйка, наконец, изволила разглядеть в «манекене» - человека. Попыталась установить личный контакт и даже сделала первый шаг к сближению. Но Марлен не кинулась в распахнутые объятия. В ответ она, вытянутая в струнку и по-прежнему не произносящая ни единого слова, четко перемещаясь в кадре слева-направо и справа-налево, деловито пакует чемодан. в который укладывает и подаренную  Петре кузиной роскошную куклу (манекен в миниатюре), внешне напоминающую пустышку Карен. Кукла, однако, будет вынута из багажа горничной и оставлена на мосту, где она призывно протягивает в темноту коротенькие свои ручки.

Пролетариат, то есть, не идет на сделки с буржуазией (аристократией ли). Он служит, он беспрекословно подчиняется, но не продается, нет. Он, возможно, манекен, но никак не игрушка.

А то, что над душевными смутами Петры Фассбиндер иронизирует, лучше всего обозначено эпитетом «горькие». Касательно слез.

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment