Денис Прошин (atleisure) wrote in kultovoe_kino,
Денис Прошин
atleisure
kultovoe_kino

Враг

Майкл Манн повторяется. Его "Враги общества" ('Public Enemies') - по сути, перенесенная в тридцатые годы "Схватка" (1995), крепкий боевик с претензией на неоднозначность персонажей и брутальную художественность. Но это тот случай, когда повтор простителен: уж очень хорошо сидят на героях пальто и шляпы.

 

Для тех, кто не понял: я говорю о колорите эпохи, основательно, со вкусом, с явным удовольствием воссозданном на экране. Если честно, мне особенно понравились рубашки. Невооруженным глазом видно: никакой синтетики, никакого полиэстера - старый добрый коттон. (Впрочем, до изобретения нейлона остается всего несколько лет.)

Показанные крупным планом воротнички мужских сорочек, лица, плечи, затылки - Манн словно хочет приплюснуть "картинку" к зрителю (или зрителя к "картинке"), создать эффект присутствия, максимально усиливая чувство реальности происходящего. Правда, порой этот прием утомляет: от него просто ломит глаза; порой он подводит режиссера, демонстрируя незаношенность шляп и туфель, начищенность автомобильного и паровозного железа. В то же время, как и в "Схватке", Манну не изменяет чувство меры в стремлении снимать жестко. В многочисленных перестрелках обе стороны не щадят друг друга, но режиссер щадит зрителя, и после фильма нет желания первым делом зайти в уборную, чтобы смыть с лица брызги крови, летевшие с экрана.

Можно сказать, глазу найдется работа в новом фильме Майкла Манна, чего, увы, с такой же уверенностью не скажешь о работе мысли. С одной стороны, вряд ли в этом есть большая вина самого режиссера, который взялся за тему, давно уже перемолотую до состояния пудры. Что нового Манн мог рассказать о лихом налетчике, обреченном рано или поздно встретиться со "своей" пулей? С другой стороны, если 'Public Enemies' для Манна - не просто гуверовское клише, не просто громкое прозвище, напоминающее название какой-нибудь бейсбольной команды, а точная характеристика Джона Диллинджера и его сообщников, возникает вопрос, почему в фильме нет почти ничего, что могло бы эту характеристику (по моему мнению, справедливую) серьезно подтвердить?

Диллинджер в исполнении Джонни Деппа не поднимается выше (или не опускается ниже?) романтического "благородного разбойника", неотличимого от длинного ряда таких же романтических "благородных разбойников". Я не говорю, что в "Джонни Д." не могло быть своеобразного благородства (было ли на самом деле, не знаю). Но гораздо важнее другое: никакие благородство и хищная грация не способны скрыть, что Диллинджер и ему подобные всегда были, есть и будут Злом, "черными дырами", ничего не дающими и лишь засасывающими созданное другими, "потребителями", замкнутыми только на самих себя и всегда готовыми принести других в жертву своим интересам. Накинуть пальто на дрожащую от страха и от холода банковскую кассиршу - как рыцарственно! И, наверное, "занудным" и "мелочным" будет напоминать, что именно за этой дрожащей блондинкой несколько вооруженных автоматами "благородных мужчин" прятались, выходя из ограбленного банка.

У Честертона отец Браун говорит другому "благородному разбойнику", вору Фламбо: "Можно оставаться на одном уровне добра, но нельзя оставаться на одном уровне зла". Диллинджер - не исключение из этого правила, а упомянутая блондинка - всего лишь один из примеров, которых могло быть много или мало, но которые в любом случае подтверждают: стать открытым врагом общества нельзя наполовину; нельзя воевать только с сильными, только с банками, только с Властью, не рискуя как минимум рикошетом - в прямом и в переносном смысле - задеть слабых. На фоне пренебрежения интересами других людей и игры их судьбами выглядят наивными попытки Манна облагородить Диллинджера, противопоставить этого "Дон-Кихота" гангстерской Америки промышленному размаху мафиозных синдикатов. Вирус есть вирус, вне зависимости от его природы.

Этих проблем, как я уже сказал, Манн в фильме не ставит. Выдержав образ своего героя в привлекательных романтических тонах, он красиво расстается с ним, оставляя его подружку с трогательными воспоминаниями, а его преследователей-фэбээровцев - с непростыми чувствами то ли облегчения, то ли сожаления. Я же покинул кинозал с очень простой и четкой мыслью: "Все правильно. Если враг общества не сдается - его уничтожают".

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments