x_magician (x_magician) wrote in kultovoe_kino,
x_magician
x_magician
kultovoe_kino

Categories:
  • Location:
  • Music:

"Три кроны для матроса" (Les trois couronnes du matelot), 1983



"Я не стану утомлять читателя подробностями того, какие приключения нам пришлось пережить на море. Скажем только, что мы преодолели шторм и лишь потом дошли до Вест-Индии."

С этих слов начинается фильм чилийского режиссера Рауля Руиса - прекрасный и запутанный лабиринт, полный литературных цитат, закатов, бушующих волн и поэзии.
Голос лукавит – подробностей будет много, и явно не все они поспособствуют прояснению предложенной истории.
Поначалу “Три кроны для матроса” представляет собой пример “рассказа в рассказе”.
Студент по имени Тадеуш Ковински убивает и грабит обучавшего его ювелира. Спасаясь от погони, он сводит знакомство с загадочным Матросом, который обещает убежище на отплывающем судне в обмен на три датских кроны.
Однако сперва юноша будет вынужден выслушать повествование об удивительных странствиях и объяснение, почему, собственно, Матросу так необходимы требуемые деньги.

Матрос описывает все долго и обстоятельно: начиная с того момента, как слепец-нищий посоветовал ему найти работу на корабле мертвецов "Фуншаленсе", с последующими остановками на Мадейре, Танжере, Сингапуре, далее - везде.
При этом число персонажей растет чуть ли не в геометрической прогрессии, а само действие постоянно буксует из-за многочленных ответвлений.
Кино, которое оставит немало повисших вопросов и осадок недоумения у одних зрителей, остальным покажется образцом изобретательности и возвышенной романтики.
Возможно, при ближайшем рассмотрении, правы окажутся и те и другие.

Рауль Руис, гордость чилийского кинематографа, свои первые картины снимал еще в начале 60-х при режиме Альенде. После захвата власти Пиночетом Руис эмигрирует во Францию, где живет и творит с 1973 года. Послужной список мэтра ошеломляет - около 110 работ, включая короткий метр, документалистику и телесериалы. Характерно при этом само отношение режиссера к кинопроцессу.
В интервью Рауль Руис как-то обмолвился: “Один из моих друзей дал точное определение, сказав, что мои фильмы - это заметки на полях прочитанных мною книг..."
И верно, страсть автора к чтению, "литературоцентричность" его кино несомненно бросаются глаза. Тут и упомянутый услужливый голос рассказчика за кадром и целый ворох готовых сюжетов, что с лихвой бы хватило не на один десяток фильмов.

С той лишь разницей, что в руисовских произведениях порой не наблюдается конфликта, классического построения "завязка-развитие-кульминация-развязка", сложно оценивать морально-нравственные императивы героев или мотивации их поведения.
(Оговорюсь, что из-за огромного количества фильмов сужу лишь по нескольким работам).

Руис весьма уютно чувствует себя, играя на полях магического реализма, охотно используя чужие сюжеты, элементы легенд и фольклора (в "Трех кронах" так и витает дух "Летучего голландца"), частые мотивы двойственности, неуверенности в происходящем.

Первым же другом Матроса на корабле становится пародист, что "имитировал всех - мертвых и живых". Как ни в чем ни бывало, он предстанет перед героем на следующее утро после утопления, утверждая, что утонул другой.
Возлюбленная Матроса в Боавентуре на вопрос "почему ты жуешь жвачку" ответит, что этим занимается другая.
Да и сам Матрос в один из непогожих дней очутится однажды в чужом теле и будет вынужден наблюдать за собой со стороны.



Тотальная зыбкость реальности, ее смещение в сторону сна, использование эффектных образов и символов приводят к тому, что при описании фильмов Руиса нередко всплывает определение “сюрреализм”.
Но, рассматривая Руиса именно как "коллекционера сюжетов", отыскивая наиболее схожих по духу авторов в литературе, творчество большой "магической" латиноамериканской троицы придется как нельзя кстати.
И ближе всех к фантасмагориям режиссера оказывается, пожалуй, Хорхе Луис Борхес.
Не сопоставляя масштабы двух личностей, все же уместно проводить некоторые параллели.

В своей книге "Поэтика кино" Руис признавался, что кино для него - это "инструмент для размышлений, машина, позволяющая путешествовать сквозь пространство и время".
Схожий подход и у Борхеса к литературе.
Герой рассказа "Сад расходящихся тропок" монах Цюй Пэн с целью путешествий во времени, мечтал создать одновременно книгу и лабиринт, для чего оставил потомкам груду черновиков, где каждый персонаж, пренебрегая временным рядом, мог избрать для своих действий сразу несколько взаимоисключающих продолжений (т.е. например вначале умереть, а на следующей странице воскреснуть).

Фильм "Три кроны для матроса" также весьма смахивает на условный "сад расходящихся тропок". Картина Руиса стремится к бесконечности - очередной герой рассказывает свою историю, все они перескакивают во времени и переплетаются в клубок, но фактически нити экранизируемых рассказов никуда не ведут.
В короткометражной работе "Собачьи разговоры"(Colloque de chiens, 1977) фантазия о "бесконечной книге" решена еще изящней - здесь история уже циклична, последняя реплика персонажа отсылает к самому началу, да и сам фильм снимался покадрово, в технике "застывших иллюстраций".

По примеру аргентинца, Руис щеголяет обилием дат, "достоверных" ссылок и географических подробностей в заведомых вымыслах.
Характерна для "Трех крон" также идея борхесовкого восприятия мира как нескончаемого текста, что перманентно воссоздается различными авторами.
Единственным развлечением призраков-моряков на "Фуншаленсе" станут байки да россказни, но члены экипажа - не только участники описанного, но еще и составные части в криптологических письменах.
Каждый моряк соответствует вытатуированной на теле букве и вышивается на полотне капитаном.
Даже Матрос, единственный живой на корабле, хвастает литерой "N", являясь частицей полотна.
Таким образом, и судьба Матроса, всего лишь написанные кем-то строчки, фактически ему не принадлежит. "Все, что ты мне рассказал, находится здесь" - скажет мальчик, спасший его от смерти в Порто-Пьехо, указывая на полку с "Островом сокровищ".




Фильм с невероятным количеством поворотов, событий и приключений априори не мог не заинтересовать. Парадокс в том, что даже при столь выигрышных исходных данных о "Трех кронах" сложно судить как о произведении исключительно увлекательном.
Это кино вряд ли подпадает под категорию занимательных лент для юношества, и блуждание по нескончаемым умозрительным лабиринтам было бы еще более тягостным, если бы противовес не отыскался, как и в интеллектуальных шарадах Гринуэя, в лице оператора Саша Вьерни.
Поразительные эксперименты с освещением, глубиной резкости, положением камеры, полет фантазии и живописное мышление Вьерни приводят к тому, что на протяжении фильма гораздо интересней наблюдать за тем, как Матрос курит, нежели за его перемещениями по странам и континентам.

Тут уместно привести еще одну цитату Руиса: "Я постоянно пытаюсь найти определение, что такое кино, и часто меняю свое мнение. Последнее мое определение такое: "кино - это все виды искусства, связанные поэзией".
По-моему, здесь и сокрыт главный секрет: притягательность фильмов Рауля Руиса в первую очередь обусловлена его поэтическим восприятием действительности, стремлением повсюду отыскать невероятное и разглядеть прекрасное.
За подобный порыв чилийцу с легкостью хочется простить многое: затянутость, недостаток концентрации или, порой граничащую с графоманией, чрезмерную увлеченность рассказами.

Продолжая сравнения с книгами, можно говорить, что "Три кроны для матроса" - случайно обнаруженный на чердаке массивный запылившийся фолиант, аналог "Приключений Синдбада", с невообразимыми иллюстрациями, что, покуда не взяла верх страсть автора к загадкам, намекам и скрытому цитированию, любого взрослого хотя бы на несколько минут околдовывает и переносит в детство.
Многолетняя и многофильмовая художественная война Руиса с обыденностью сродни донкихотсву, его миры - только для выдумщиков и мечтателей, и рациональности тут не место.
Не случайно фантазии Матроса сняты в цвете, а история от скуки зевающего весь фильм Тадеуша Ковински так и останется черно-белой.
Только в финале, заслышав звуки бравурного марша и увидав снисходительную улыбку Матроса под мачтами судна, он сумеет догадаться, почему вход на "Фуншаленсе" для него навсегда закрыт.





Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments