accionmutante (accionmutante) wrote in kultovoe_kino,
accionmutante
accionmutante
kultovoe_kino

Я убью тебя, лодочник!


Seom
(2000) Kim Ki Duk.
Ки Док роняет фильмы, точно вздохи (перебрав много односложных вывесок, он поставил фильм и с таким названием – "Вздох"). Правда, с годами дыхание режиссёра всё ровнее. Герои его, будь то воин, монах или шлюха, для которой половой акт сродни ритуальному, закрыли рот на засов, глаза – на бродячую судьбу и кровавый круг и просто дышат, а уж как дышут, так и живут. Дразнить их не стоит: запищат, завопят или, что хуже, застрочат трюизмами. Ким, Эллочка-людоедка фестивального кино, и сам имеет не язык, а дуду на два мотива: уединение от мирских забот и проституция. Попав на "Остров", они сплелись в один.
 Главная героиня, единственная, кому идёт свирепствующая среди персонажей Ки Дока немота, тоже вынуждена совмещать. Формально, она служит лодочником, а для души – торгует телом. Помнится, отечественный "Empire" ловко цитировал Игоря Николаева в обзоре фильма "I'm Not There.": "Я только там, где нет меня". Сейчас бы нам пригодилась строчка из освящённого устами Пугачёвой "Паромщика", другой, несравненно более одиозной песни вечноусатого сочинителя эвергринов. На волю, в понтоны рвутся твари по паре: папики с "дочками", преступники и городовые, бляди и сутенёры и даже птичка в клетке со Смертью из анекдота: "Мужик, я не к тебе, я за твоей канарейкой". То берег левый нужен им, то берег правый; корейцев много, она одна у переправы. И то сказать, сама на перепутье: что ей хобби? что призвание? что ремесло?
 На своём русалочьем посту – Николаев вновь принял на себя руль ассоциаций – ундина-кореянка стоически наблюдает за теми, кто сначала ловит, а потом сам кормит рыбу. По горло в стоячем озере времени, она-паучок ждёт дурачка, что посадит её на крючок. Крюкообразность здесь – девиз-сквозняк; вошедшая в басни поэтичность зазывных сцен парит не выше хокку-самолепок. (На письме прекрасный жанр давно опошлен – тем же А. Буйновым, николаевским собратом по эстраде, который даже не балуется, но вдохновенно делится с читателями "Комсомолки" чем-то вроде "Вышел медведь на крыльцо. Зима настала".) В белую строку – это лишь лыко, рябь на воде, кровь на кувшинке. Скоро сюжет становится равным фактуре, и тогда, вслед за криминальными любовниками, сворачивает в местные саргассы и, подобно собаке, издыхает. Корейцы едят собак. 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment