Александр Акулиничев (quoon) wrote in kultovoe_kino,
Александр Акулиничев
quoon
kultovoe_kino

Category:

«Сказка сказок» Юрия Норштейна.



Самый известный мультипликационный образ, созданный Юрием Норштейном - Ёжик в тумане, - давным-давно перестал быть авторским творением и перебрался в разряд фольклора или, как принято говорить на канцелярском языке, «национального достояния». Человек, не знающий Ёжика, по всей видимости является не человеком, а инопланетянином или по меньшей мере жителем солнечной Африки, где много диких обезьян и мультфильмы смотреть негде: эту десятиминутную историю знают и любят по всему миру, в рейтинге IMDB она сегодня стоит на 13-м месте среди мультипликационных короткометражек, а в Японии несколько лет назад её и вовсе назвали лучшей анимацией всех времён и народов. В то время как другой образ авторства Норштейна, Волчок из «Сказки сказок», оказывается незаслуженно (под)забытым. Смотреть без удовольствия и восхищения на то, как Волчок качается в прялке, поёт колыбельную и изучает собственное отражение в колёсном диске, физически невозможно, а эпизод, где Волчок ест горячую печёную картофелину, я и вовсе готов назвать прекраснейшим среди всего увиденного мной в мультпликации. Те же японцы со мной солидарны: «Сказка сказок» в их рейтинге «best of the best» расположилась на втором месте, сразу после «Ёжика в тумане».

Этот перекладной мультфильм 1979-го, самое крупное произведение Юрия Норштейна (если не считать легендарную незаконченную «Шинель»), представляет собой ряд зарисовок, да и не зарисовок даже, а цепочек образов, не слишком тесно связанных между собой. Вот мать кормит грудью ребёнка и поёт ему колыбельную; вот приходит серенький Волчок – приходит в опустевший город, боится шума и ищет что бы поесть; вот порыв ветра приподнимает скатерть, проносит пожелтевший лист, усиливает грохот летящего вдаль поезда… Цвета приглушённые, пространство глубокое и тёмное… Но вот – свет, появляются новые образы, образы существ и людей, обитающих то ли в Лукоморье, то ли в раю, то ли в чьём-то воображении: флегматичный бык играет с девочкой со скакалкой, хитрый котяра получает по носу от крупной рыбы, пойманной сидящим поодаль рыбаком… И снова мрачная реальность, играет «Утомлённое солнце», мужчины уходят на войну, и возвращаются немногие… Волчок крадёт несколько картофелин…



Пересказывать «Сказку сказок» – всё равно что пересказывать стихотворение. Здесь правят не сюжет, не мысль и не чёткая картинка, здесь – царство эмоций и воспоминаний, тончайших чувств и едва заметных душевных вибраций. Из «Сказки сказок» не надо вычленять идею, нет нужды её разбирать по косточкам и интерпретировать – тем более что Норштейн называл её самым автобиографическим своим произведением. Он создавал, если хотите, «памятник памяти», материалом для которого служили не крупные камни и не монолитные глыбы, а маленькие случайные осколки, слепленные друг с другом как получилось – но от этого памятник стал куда более убедительным.

Искусство очень часто обращается к теме детства, детских фантазий/мечтаний/страхов и их отношения с реальностью. Мы же потом получаем возможность предпринять множество разных экскурсий по детству. Взяв гидом, например, Льва Толстого и его «Детство», мы увидим все достопримечательности – Кремль, Храм Василия Блаженного, Арбат – и станем обладателями подробнейшей информации – дата постройки, высота в сантиметрах, количество шагов от края до края. Взяв гидом Юрия Норштейна и его «Сказку сказок», мы ни за что не заметим Кремля и даже Москвы-реки, но обязательно побываем и на тихой третьестепенной улочке, и в позабытом всеми крохотном музейчике, и у дома, где жил и умер кто-то когда-то почему-то. И в итоге увидим много того, о чём никогда не узнали бы, осматривая лишь всем известные места…

«Сказку сказок» невозможно понять, но её можно прочувствовать. Наверное, именно поэтому она так нравится японцам. А также тому, кто узнаёт в этих случайных образах всё прекрасное, всё необъяснимое и всё трагичное, что было в его детстве, но безвозвратно ушло. Ему – воздастся, так как мультфильм действительно великолепен, хотя не заставляет ни плакать, ни смеяться. В нём слишком много полутонов для столь однозначных реакций. Шедевр, чего уж там.

Смотреть и качать: http://mults.spb.ru/mults/?id=645
Subscribe

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…