Екатерина (katerina_lo) wrote in kultovoe_kino,
Екатерина
katerina_lo
kultovoe_kino

Categories:

"Пылающая Равнина" / "The Burning Plain"

Год выпуска: 2008

Режиссер: Гильермо Арриага

В ролях: Шарлиз Терон, Ким Бэйсингер

«Пожар на ровном месте»

Желание написать об этой картине вызвала сцена в брюхастом московском метро. Женщина лет 45-ти, весьма интеллигентная и успешная с виду, держала DVD диск, то прижимая к сердцу, то рассматривая изображения Ким Бэйсингер и Шарлиз Терон. Она так заворожено наглаживала и чуть ли не целовала обложку с превратившейся в сморчок Ким Бэйсингер – будто в фильме заключена какая-то неумолимая сила, превращающая вполне сдержанную интеллигентную особу в рыдающую истеричку.


Как оказалось, этот фильм сугубо для истеричек – он и сам истеричка во всех своих подробностях. Истерика на ровном месте: пылающая равнина. Начинающий режиссер возраста почетных героев Второй Мировой создал этот шедевр после долгих практик в роли стенографиста Алехандро Гонсалеса Иньярриту. Арриага был сценаристом практически всех картин Иньярриту, но почувствовав свою мощь решил наконец доказать Миру каков он гений и что он не только умеет нажимать на клавиатуру, а на самом деле именно он главный виновник всех торжеств и Оскаров Иньярриту.

Фильм похож на дипломную работу школы мастер-класса самого Алехандро Гонсалеса, да и то выброшенную за пониманием, что это только пробы актеров и прикидки на оригинальный стиль. Вот именно такой мусор Арриага и вытащил на свет божий. Туда же вляпался и звездный состав угасающих секс-звезд – видимо им потребовались деньги на новые подтяжки.

Но не в этом суть. Страх и ужас в том, что многие пожелали посмотреть этот фильм, чтобы воочию убедиться как постарела и выглядит некогда сверкавшая Ким Бэйсингер. Конечно же, режиссер не просчитался с Бэйсингер – ведь это бальзам для сердец тысяч женщин: увидеть секс-символ, который теперь напоминает гламурный образец дома престарелых. Прах звезды.

Итак, верхом на пинке создателю «21-го грамма», весь фильм проносится вереница истериков, которые сотрясаются своими неадекватными реакциями на ровном месте. Нам опять подсунули уже испробованный на массовом зрителе прием: несколько историй в одной. Что-то типа двух вафельных палочек в одной упаковке Twix. Ощущение, будто за ту же цену получаешь больше. Но это в «Суке-любви» было вкусно и интересно, подходило как художественное решение. Это ведь не рецепт баранины по-казахски, чтобы варить на десяти историях в одном каждый фильм. Такие матрешки известны еще со времен Магнолии, а для более прозорливых киноманов – Олтмана в его «Коротких Историях».

Все герои всех историй несчастны. Нет, они не просто несчастны – они страдают так, словно хотят стать великомучениками. Режиссер даже не пытается выдавить из нас слезу – он бьет ногами и колошматит зрителя, пытаясь, наконец, попасть в слабое место. Даже «Титаник» по сравнению с трагедиями этого фильма – просто школьный выпускной балл.

От серой и промозглой реальности «Пылающей Равнины» идет дуст трагичности. Единственная радость – это обнаженное тело Шарлиз Терон, которое хоть как-то радует глаз в этой серой режиссерской комме. Правда непонятно, зачем она спит с каждым желающим? Радует режиссера, который долго пускал слюни на пленку? Будучи хозяйкой респектабельного ресторанчика, в котором обедает сенатор, она не может найти никого приличнее захудалого повара. А из перспектив только маниакального вида мексиканец, который просто приговорен к штампу «вендетта».

Чтобы окончательно добить зрителя используется вымороченный холодный цвет, уже ставший штампом визуального выражения одиночества и тоски. Под таким синеватым цветом даже любовью герои занимаются как надувные куклы – Шарлиз гениально удался персонаж картонной женщины.

Но самое удивительное, что паре любовников в этой стране страсти удалось даже слипнуться во взорвавшемся трейлере. Юный подросток даже рассуждает, что этих жадных любовников не смогли отрезать друг от друга. Этот смазливый сексуальный некрофил тут же кидается на дочку прилипшей любовницы его отца. Ему даже не так горько за отца – куда вкуснее подробности жаркой вязки в трейлере.

Под видом охоты на птиц молодой некрофил пытается отрепетировать с дочкой любовницы романтичное знакомство – кстати, они знакомятся на похоронах, поэтому охота на птиц лишь логическое продолжение. В чем только логика похорон в разных гробах, если любовников так и не смогли отрезать друг от друга? Хоронят по очереди: то одного увязшего, то другого. Из таких несостыковок и состоит вся правда этой ложной трагедии.

Несчастные мексиканцы, быть может нелегалы – все бедные и немного полуголодные. Иначе никак – иначе не сразить Венецию и Берлин. Чтобы взошли золотые пальмовые ветви – приходится поливать пестицидами целые поля. Но главный козырь – это состарившаяся Ким Бэйсингер. Автору было мало всех побочных страданий, поэтому для пущей убедительности он решил отрезать героине грудь. В общем-то это очень вписывается в этот фильм, страдающий некими физическими патологиями: слипшиеся трупы, инвалид, убитые птицы, шрамы на ногах и другие побочные эффекты режиссуры Арриаги. Создается впечатление, что режиссер не только перо и не только к бумаге прикладывал, но и рукоблудствовал камнем из прерий: кому по голове, а кому по ногам. У каждого актера на пленке выявилась своя реакция на стрессовую ситуацию: у Шарлиз анабиоз, а у Бэйсингер легкая стадия болезни Паркинсона.

А при этом главный герой-любовник – престарелый небритый, неумытый уже пенсионного возраста мексиканец – умудряется соблазнить несчастную белокурую неврастеничку в затхлом нищенском вагончике посреди пустыни. Там даже не проведена вода, чтобы элементарно вымыться от пота. Конечно, любовник это полностью оправдывает: «Так ты вкусней». Но все равно ведь воняет!

Нарушение всех логических построений наблюдается и в том, что дочь, узнав о связи матери, пустила газ, зажгла спичку. Интересно, что она очень удивляется, когда ее мать взрывается – весьма странное открытие для девочки, не страдающей отклонениями и в возрасте явно за 15 лет отроду. Только страдающий умственной диареей не догадается, что «газ + спичка = взрыв».

Впрочем, доченька и спустя годы остается странной: от ее безразличия в половой жизни даже повар в постоянном шоке. Совершенно непонятно, почему успешная женщина владеющая рестораном готова отдаться первому встречному – опять-таки заросшему и похожему на дилера мексиканцу. Как вообще она в этом половом анабиозе дожила до 30 с гаком возраста? С такой индифферентностью к происходящему с собственным телом она не заметила бы даже как ее лишают конечностей.

А темно-синий, зелено-серый светофильтр продолжает цедить сквозь себя картонные трагедии, придавая им еще более настойчивый оттенок мертвечины.

Сценарист спихивает нас с одной сюжетной линии на другую. Но если у Иньярриту это подчинено особой последовательности, то здесь прием служит скорее продлению этого бесконечно угрюмого вопля. Видимо, режиссер догадывался о сомнительности интереса к своему фильму и потому затеял тотализатор: «Отгадай что за эпизод».

И в одном из лихих витков перипетий сын отца в кляре ухлестывает за Марианной – виновницей всего фаренгейта. Страсть его тоже нездоровая: узнать, что же такое нужно делать, чтобы не разлепили.

А пока дети приглядываются друг к другу с липкими побуждениями, нас захватывает другая коллизия: как в будущем Герой-Ромео наворачивается в кукурузнике полном пестицидов. Пестициды отец заботливо распыляет прямо над своей хибарой, где укрылась подрастающая дочка и вдруг с двух метров высоты ныряет в море пшеницы – прямо как в «Стране Приливов», но тут почва тверже и суровей, чем у Терри Гильяма. Папаша просто высунулся из кабины, чтобы зарисовать карту полевых тропинок, а там пестициды в лицо….

Не ожидал.

Навернулся.

Именно добродушное слабоумие – главная проблема картины. Создается впечатление, что безразличие героини Шарлиз Терон к приключениям своего тела и ее жажда беспорядочных связей – это наследственность, не обусловленная никакой логикой. Страсть к мексиканским стафилакокам и бактериям? А может и садо-мазо: еще в детстве она продолжает эксперименты с поджеганиями плоти - романтическое подпаливание рук до ожогов третьей степени.

Сорочка мамы, рубашка отца и можно оттачивать технику сгоревших предков! Навязчивая идея не отпускает, пока результатом игрищ не становится чадо: пироманка немного беременна. И кого она теперь родит? Слипшуюся реинкарнацию сожженных родителей?

Для чего потребовались режиссеру такие ролевые секс-игры? Бегая с кровати то одних предков, то других детишки делают ребенка. И тут сюжет переходит в стадию накала произведения «Ромео и Джульетта»: оставшиеся в живых родственники восстают против такой позорной связи отпрысков и идут кланом на клан. Брат мочит брата – это накаляет произведение до градуса помоичной банальности. Все это можно было выразить простым перфомансом - прилюдное сжигание своего фильма на премьерном просмотре.

Такое количество слезливых страстей, случайных беременностей и родовой вражды напоминает слезливые мексиканские телесериалы. Не лучше ли было снять 110-серийный «Пироманы тоже плачут»? Впихнуть же все эти страсти в один фильм напоминает заботливую услугу кино-пиратов, продающих диски с двадцатью фильмами в одном в качестве «вырви глаз».

О это чудо мгновение в конце, где все герои вдруг разом открывают двери машин, шкафов… взрываются, смотрят в окна – этакое коллективное единение в лучших традициях «Вавилона» Иньярриту. Только в этом шедевре все смотрится как в русской народной сказке: «Бабка за детку, кошка за мышку, мышка за жучку – и тянут-потянут, а вытянуть не могут». Что собственно и представляет собой это произведение: все герои тянут, а вытянуть не могут, потому что репки в картине нет.

Одна только сверх-идея накрывает после просмотра этого шедевра:

-не берите дети спички,

-не играйте дети с огнем и в своих родителей в постели

-не давайте сценаристу в руки вместо ручки режиссерский матюгальник.

А то будет пожар на ровном месте.


ЛОНОРЕЙТИНГ:

Образность: 0\5

Реализация сверхзадачи, идеи: 1\5

Художественный посыл

Социальный: +

Экуменистический: -

Гуманистический: +

Психоаналитический: -

Философский: -

Новаторский: -

Оригинальность: 1\5

Использование киновыразительных средств

Операторская работа: -

Монтаж: -

Работа художника: -

Музыка: -

Цветовое решение: -

Актерская игра: +

Рецензия Екатерины Лоно

Subscribe

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…