fourth_magus (fourth_magus) wrote in kultovoe_kino,
fourth_magus
fourth_magus
kultovoe_kino

Categories:

Ж. Франжу "Глаза без лица"

Любопытно и поучительно наблюдать за историей национальных традиций всяческих устрашающих киножанров, вычленяя общие механизмы и культурную специфику. Американский хоррор, и итальянское джалло, и японское кайдан эйга… А вот французы, вполне стильно и убедительно работавшие в жанре детектива (один Рене Клеман чего стоит) в триллерно-хоррорном направлении не преуспели, кажется, не преуспевают и по сей день. Потому-то редкие образчики жанра смотрятся как дорогие чёрные жемчужины посреди перламутровой россыпи.

Собственно, Жан Франжю – фигура отнюдь не первого ряда, затерявшаяся где-то среди пены дней, взбитой «новой волной», и отечественному зрителю он практически не известен. С точки зрения кинематографа, магии съёмки его работа «Глаза без лица» производит впечатление шероховатой и уж точно не безупречной, однако она буквально нашпигована смыслоёмким, цепляющим сердце исследователя культурологическим материалом. Вот почему фильм выглядит намного более поэтичным, художественным и стильным, чем, скажем, ленты Марио Бавы, с их натужным мистицизмом. Однако поэтика эта идёт, повторюсь, не от филигранной техники, а от вдумчивой работы с мотивами, на которых строится триллерное целое фильма.

Сюжетная основа этого кино обманчиво напоминает трэш-хоррор. Дочь знаменитого пластического хирурга лишается в автокатастрофе кожных покровов лица – остаются только глаза, из-за чего она вынуждена не выходить из дома и носить маску. Родители объявляют её похищенной и умершей, но на самом деле сами похищают юных девушек, с которых доблестный эскулап потом сдирает кожу с лица и, терпя неудачу за неудачей, пересаживает её своей горячо любимой дочери.

Само собой, игры режиссёра с подвижным лицом и мертвенной статичной маской и являются главным средством создания напряжения. Так как эмоции выражаются, прежде всего, движением мимических мышц, снятие такого движения означает возведение эмоций в ранг загадки. Видя маску – мы не только не знаем, что делается в душе героини, мы даже не можем об этом догадываться. Отсюда ощущение непроходящего саспенса, центром которого является героиня. Заметим, что маска как культурный объект, имеет целую традицию передачу подобных смыслов (вспомним Маску красной смерти Эдгара По или работы Джеймса Энсора).

Особенную задачу в этом контексте имеет противопоставление живости глаз и мертвенности лица. Эта двойственность соотносится с оппозицией индивидуальное / социальное. Лишившись лица, она вычеркнута из общества. Когда отец объявляет её умершей, он по сути лишь констатирует факт, а не творит демонический произвол. Именно поэтому (а не в целях конспирации) её возлюбленный не может улышать в ответ  её голоса в телефонной трубке… Вновь вернуться в общество, приобрести социальные связи только тогда, когда приобретёт новое лицо. Эта дегуманизация и деиндивидуализация являющаяся следствием ношения маски была открыта ещё древними греками. Не случайно Кристиан воспринимается как трагический тип, своеобразный концентрат рока, и не случано она вплоть до финала фильма является пассивным объектом. Её деятельность не выходит за рамки сглаженной маской эмоции.

Но режиссёрская работа с образом маски не была бы полна вне интенсивной работы собственно с человеческим лицом (не лицом как набором символов в духе Бергмана, а лицом как анатомической реалией). Франжю не только постоянно ставит лицо Кристиан в смысловой центр кадра, но и создаёт своеобразную игровую систему взаимоотноешений лицо / маска. Во-первых, он не злоупотребляет показом настоящего, обожжённого лица Кристиан, и потому не переступает тонкую и прерывистую линию, отделяющую его фильм от трэша. Собственно обугленная мордашка героини во всей красе предстаёт перед нами лишь в одном эпизоде. Сначала она видит своё отражение в зеркале, и вскоре после этого её лицо видит очнувшаяся жертва-донор. Из этой ситуации Франжю не только извлекает максимум хоррор-шока, но и устанавливает границы между визуальными реализациями ужаса душевного и физиологического. Однако это не единственный кадр, где Кристиан появляется без маски. Во всех остальных случаях лицо скрыто организацией пространства и тела героини – она плачет, уткнувшись лицом в подушку, снята со спины и т.п.

Мотив пересадки лица предопределил и ещё одну любопытную культурологическую деталь. По ходу сюжета срезанная кожа одной из жертв временно приживается на лице Кристиан. Таким образом в паре эпизодов её должна была играть исполнительница роли одной из жертв. Вместе с новым лицом героиня получает и новую актрису… Таким образом осуществляется любопытный выход кинотекста за собственные пределы, являющийся, в конечном счёте, манипулированием внетекстовой реальностью. Получается, что культурологический смысл такой игры, по-видимому, куда шире, чем задумывался самим режиссёром.

                В этическом же плане такая замена – маски на пересадную кожу для героини ничего не меняет. Другая социальная реальность, которую ей пытаются навязать родители, для неё ничуть не лучше отсутствия таковой. А навязчивый репетитивизм отцовского эксперимента становится главной предпосылкой чувства обречённости и постоянной тревоги. Накопление этого выплёскивается в катартичное убийство родителей. На руинах их деяний, став орудием высшего возмездия, Кристиан обретает своё трагическое очищение.

Subscribe

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…