Александр Акулиничев (quoon) wrote in kultovoe_kino,
Александр Акулиничев
quoon
kultovoe_kino

Category:

"Пятая печать" Золтана Фабри



Фильм может увлечь сюжетом, отличной игрой актёров, интересными кадрами, режиссёрскими находками, оригинальностью формы, небанальностью и силой содержания или, например, классным саундтреком. Но даже если кино сочетает в себе всё перечисленное, этого недостаточно для того, чтобы назвать его произведением искусства. Зато если ты оказываешься всецело поглощён фильмом потому, что не находишь никакого морального права оторваться – столь важно и глубоко то, что говорит тебе режиссёр! – то уже одного этого достаточно, чтобы сказать: «Ты смотришь не просто киноленту. Ты прикасаешься к вечности».


«Не находишь морального права оторваться» - это значит, что картина рассказывает о таких вещах, размышлять над которыми когда-то должен каждый человек, чтобы вообще этим самым человеком быть. Да, возможно, я выражаюсь несколько пафосно, но поверьте: после просмотра некоторых подлинных шедевров возникают именно такие мысли. И мысли о чём-то вечном роятся, кружатся, переплетаются в голове ещё очень долго, да и через месяцы периодически всплывают вновь, и в памяти остаются не только общие ощущения от кино – в памяти навсегда остаётся какая-то духовная ценность. Бесценная ценность, простите за тавтологичное выражение. И, наверное, не случайно, что очень часто в таких фильмах присутствуют переклички с Библией – прямые или скрытые, в различных формах. Как я говорю очень часто: «Нельзя относиться к Библии скептически, что бы вы ни думали про свою веру, – ведь это та книга, которую читают миллионы людей в течение нескольких тысячелетий, и не просто читают, но и спорят о ней, и не просто спорят – но и убивают друг друга из-за этих споров».


«Пятая печать» Золтана Фабри (1976) – это экранизация одноимённого романа Ференца Шанты (книгу достать, похоже, чертовски сложно, но, как я понял из ряда источников, экранизация предельно близка к тексту). Действие происходит в 1944 году в Будапеште, после салашистского переворота (Ференца Салаши, создателя Венгерской национал-социалистской партии, называли «последним союзником Гитлера»). В центре внимания – четверо мужчин, которые регулярно ведут пустопорожние беседы в одной городской таверне. И однажды, когда в их компанию случайно попадает пятый человек, искалеченный на войне фотограф, очередной разговор приобретает новый оборот - часовщик Дюрица предлагает своим друзьям решить для себя непростую задачу: «Представьте себе остров, которым правит жестокий тиран Томоцеустакатики, мучитель и убийца. И есть у этого тирана раб по имени Дюдю, каждый день подвергающийся жестоким истязаниям. Раб утешает себя тем, что он никому не причиняет зла, и совесть его чиста. А тирану даже и в голову не приходит, что он делает что-то плохое, совесть его не мучает, да он и слова-то такого не знает... И вот вам предстоит выбор - стать либо этим тираном, либо этим рабом. Только эти две возможности, никаких других вариантов. Что вы выбираете?»



Дальнейшее действие – это выбор каждого героя, выбор, подтверждённый действием. Мораль непрозрачна и прочитывается только с привлечением дополнительного источника («Откровение Иоанна Богослова») – но на уровне ощущений понимается легко. И, Боже, как же силён этот фильм!.. Как глубоки мысли в нём! Психологически (да и тематически) «Пятая печать» - зрелище, сопоставимое с «Восхождением», правда, притча Ларисы Шепитько «держит» с первой до последней секунды, тогда как в притче Фабри есть конкретный эмоциональный пик; мой вердикт, тем не менее, таков: смотреть необходимо оба фильма. Поскольку они оба – больше, чем просто фильмы.

Главное – правильно себя настроить. Это вам не Суини Тодд, друзья.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments