p_pandora (p_pandora) wrote in kultovoe_kino,
p_pandora
p_pandora
kultovoe_kino

"Великий немой" в "АРТкино". Рецензии на фильмы Кулешова, Пудовкина, Довженко.

 Наконец-то состоялось то, чего так долго ждали участники киноклуба, о чем  не я переставая трезвонила по киносообществам – «АРТкино» открыл сезон немых лент. Точнее, даже не сезон, а текущий месяц, так как у нас очень большая программа обучения, нужно многое успеть, а останавливаться подробнее времени просто нет. В эту субботу мы посмотрели сразу три ленты: гомерически-уморительную комедию «Необыкновенные приключения мистера Веста в стране большевиков» (1924г.) – первый самостоятельный фильм Л.В. Кулешова (1899-1970гг.), программную «Мать» (1926г.) Вс.И. Пудовкина (1893-1953гг.), которую сегодня практически невозможно найти в России (и нам привезли пленку из Парижа с забавным французским дубляжом) и, пожалуй, самую известную картину А.П. Довженко (1894-1956гг.) – «Земля»(1930г.) – фильм, который Тарковский считал одним из своих киноучебников.
   Так уж сложилось, что период развития немого кино пришелся у нас на время формирования нового строя и нового государства. Кинематограф сразу занял в нем важнейшее место, его невероятной силы идеологические возможности были признаны еще Лениным (а поэтому Днем кино у нас считается 27 августа – Подписание Декрета СНК о национализации кино, а вовсе не первый показ в России – 26 мая). Все фильмы, сделанные до революции, проходили предварительный перемонтаж, но показывались публике лишь как дань формированию киноискусства: нечасто и без особого вкуса. Нужны были новые формы, новые персонажи (типажи, как у Пудовкина или Кулешова), новые приемы. Поэтому, даже на примере этих трех фильмов могу подытожить: говоря о советском немом кино, нам не остается пространства спорить о чем фильм (это прописано идеологией), только как это сделано.
Очевидно, что главная идея трех лент – прославление советского режима, формирование народного сознания в парадигме его ценностей. Но почему тогда эти фильмы продолжают интересовать, волновать нас сегодня? Только потому, что они несут информативно-археологическую функцию, являются учебником монтажа, «копилками» киноприемов? Нет, нет и нет, а потому, что эти картины были созданы творческими, свободомыслящими (!) людьми, которых не поддавит под себя ни одно государство. Почему нам, молодым людям ХХI века, интересна «Мать»? Потому что она не «мать-героиня», не «мать-революция», а просто мать, не «актуальнее» и не «старомоднее», тех матерей, что родили нас с вами. И поэтому зрителю во все времена запоминается именно сцена, где Ниловна спрашивает у кормящей женщины: «Сын?», - и та с гордостью отвечает: «Сын»; а не когда она размахивает красным флагом под звуки «Марсельезы», осознав свое «первичное назначение», хотя эта сцена изначально задумывалась режиссером, как более выразительная. Глаза выдают Ниловну (Вера Барановская), ее потрясающая игра – страдание несчастной русской женщины, всю жизнь битой мужем, недоласканной сыном, невостребованной страной. В сцене, где она передает Павлу (Николай Баталов) записку, она ждет, ищет его одобрения именно как мать, виноватая мать, а не помощница революционного функционера.
   В ограниченном формате киносообществ я не могу долго разглагольствовать по каждому фильму, поэтому мне хотелось бы, обратить внимание, прежде всего на то, как это сделано. Во всех трех лентах – потрясающий перекрестный монтаж (и это одна из главных причин, по которым немые картины должен видеть каждый увлеченный кино): соединение в одной точке кинопространства сразу нескольких (а то и всех) нитей повествования. «Земля». Кульминация – после смерти главного героя. Перекрест: мать Василя, рождающая сына, невеста Василя, обнаженная и метущаяся в своей горнице и срывающая со стены Иконостас (это в пику всем обвиняющим советскую режиссуру в отсутствии символизма), монах, просящий своего Господа наказать всех «неверных», толпа деревенских мужиков, хоронящая своего предводителя и (как водится) лишь после его смерти, понявшая,  «как надо жить»,  и убийца Василя на пригорке, сообщающий, что это - его рук дело. «Мать». Монтируются: заключенные, бьющие своих конвоиров, Павел Власов, колошматящий в дверь тюремной камеры и толпа народных освободителей (с подборкой лиц крупным планом). Жаль только, что сегодняшними режиссерами этот прием эксплуатируется не так часто, как можно бы, а зря: отличный способ передать экспрессию, агонию, азарт в кадре; чеканить ритм, сокращая длину склейки, дробить кадр, экспериментировать с монтажом. Если его и используют, то, соединяя не более 2-3 сюжетных линий, а не 5-6 (а то и все, как прежде). И я не вижу причин, почему режиссеры так поступают, так что, если кто в курсе, объясните, пожалуйста. Мне кажется, перекрестный монтаж прекрасно можно использовать в батальных и массовых сценах, когда нужно показать много и быстро разных лиц или наоборот обезличить толпу; напугать зрителя (кстати, успешно применялось уже и при звуке, вспомните, например, знаменитую «психическую атаку» из к/ф «Чапаев» Г. и С. Васильевых,). Важно только определить верную, в зависимости от задуманного, длину кадра.
   И именно тогда, в 20-30е гг., камера «ожила», «заговорила». Она начала двигаться, а не прошло и нескольких лет, как ее любопытный «киноглаз» уже проникал всюду, куда заводила бесноватая фантазия режиссера: оператор врезался в толпу, забирался на крышу поезда, бегал по лестницам. Возникли разные ракурсы, самые невероятные приемы съемки (объектив смазывали вазелином, чтобы придать лицам актеров ровное сияние, А.Н.Москвин выспрашивал у актрис кружева от чулок и прочие принадлежности дамского туалета, а потом прицеплял все это на камеру и создавал необыкновенные, волшебные картины – операторы применяйте фантазию!), применялись разные планы. Одним из самых значительных достижений кинематографа тех лет стал необыкновенно выразительный крупный план. Еще Гриффит в своей культовой «Нетерпимости» (1916г.) (ее, кстати, покажет «АРТкино» в грядущую субботу) прославил крупный план. Наши величайшие кинодеятели 20-30-хх (Эйзенштейн, Пудовкин, Довженко, Вертов, Козинцев&Трауберг, позже Ромм) использовали его открытия и подняли их на небывалую высоту (вспомним хотя бы знаменитую «сцену расстрела на Одесской лестнице» из к/ф «Броненосец «Потемкин»). Кстати, крупным планом можно было снимать не только человеческие лица: у Довженко в «Земле» начало и конец фильма – съемка крупно налитых спелых яблок на деревьях. Яблочки поливает дождь, их треплет ветер (вот вам и небанальные движения. Сколько еще лет потребовалось, чтобы письменно засвидетельствовать это открытие! А Довженко уже тогда снял). Яблочки, вероятно, символизируют силу и самобытность народную, его кровную связь с родной землей. (Надеюсь реклама «Добрый сад»: «Я свои яблочки дрянью не поливаю», - не является гнусной пародией на Довженко!). Был еще К.Т. Дрейер - предтеча фон Триера – в его ленте «Страсти Жанны Д’Арк» (1936г.) – вот уж где раздолье крупных планов! (Его, кстати, «АРТкино» тоже покажет в январе)
   Мне остается только пожелать всем, смотреть побольше немого кино. В пользе этих просмотров, я надеюсь, вас убедила. Конечно, найти такие места нелегко, но при желании возможно. Удачи!
Subscribe

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments