April 26th, 2012

"Я тебя люблю, ты меня тоже.. нет" Франция, 1976 г реж. Серж Гинзбур.


       Даже сейчас этот фильм, поставленный в 1976 году, воспринимается не просто. Слишком откровенный и циничный, ни минуты не заигрывающий со зрителем и не претендующий на "красивость". Это было, это есть и это будет - это наша жизнь, а это в ней мы, с городскими свалками,  жестокостью, нелепыми привязанностями, со своими тайными особенностями и наивными поисками любви и понимания.
       Сюжет: два молодых пи..., гея, (один из них брутальный мачо, второй плаксивый доходяга), колесят на грузовике по дорогам, занимаясь бизнесом старьевщиков. Два молодых гея приезжают в провинциальную глушь, где старья и отходов - непочатый клондайк. Два молодых пи..   гея встречают в маленьком баре хорошенькую, похожую на мальчика-подростка девушку. Между брутальным красавцем и юной особой завязывается интрига.. Девушка искренне влюбляется и готова на все, чтоб покорить властного мачо даже робко пытается поменять имидж на более женственный, этим самым совершая непростительную ошибку. Любитель мальчиков окончательно теряет к ней интерес. 

Read more...Collapse )Read more...Collapse )
я

26 апреля 1939 года родился Владислав Дворжецкий.



Режиссер Владимир Наумов вспоминал о Владиславе Дворжецком: «Актером Владислав был, конечно, необыкновенным. Кого я только не снимал — самых выдающихся, прославленных и знаменитых, и не только отечественных… Все разные, каждый по-своему уникален, и во Владике была своя выдающаяся ценность — он обладал магическим, каким-то особым мистическим свойством притягивать внимание к собственной персоне. Владик — умел молчать на экране. А это очень трудно!.. Говорить натурально научились все. Великий русский артист Мочалов мог молчать на сцене несколько минут, и зритель не мог от него оторваться… И вот таким магическим свойством обладал Владик Дворжецкий. Он владел тем редким даром, который мы называем «внутренняя тишина». Мне всегда казалось, что Владу нужна партнерская поддержка, — в нашей работе он всегда пытался зацепиться крючком за партнера. Хотя Хлудов — такая роль, где герой впадает в оцепенение и вдруг становится абсолютно одинок и смотрит как бы внутрь себя. Он мог долго молчать и не видеть вокруг никого. Мир в это время для него не существовал. Но это — образ Хлудова, прекрасно исполненный актерски. Владика в жизни я таким ни разу не видел. …я никогда не видел его на сцене, но думаю, что Владик — актер не для театра. Там очень многое он должен был потерять. Он абсолютно кинематографический актер, его нужно смотреть близко, в упор, лицо в лицо. Мельчайшие нюансы, движения век, глаз, как плотнее сжались губы, как вдруг пролегла глубокая морщина — этого ведь в театре не увидишь. На мой взгляд, Владик прежде всего нес в себе мужское начало — оно в нем было ярко. Второе — в нем была порода. Военная косточка. Его тема — это тема очень сильного человека. Но во Владике существовал еще момент надломленности. Мне даже кажется, что он предчувствовал свой скорый уход из жизни… хотя он ведь обладал атлетической силой. Как-то раз я увидел его выходящим из ванной комнаты. Это был Аполлон — идеально сложен и просто великолепен: широкий разворот плеч, узкие бедра, шикарно посаженная голова… Владик был скульптурно красив, и я полагаю, что вся женская часть съемочной группы определенно была влюблена в него. Иногда я думаю: как жаль, что мы, режиссеры, зачастую просто не можем предложить никакой роли актеру, с которым прекрасно получилась та или иная работа. Я даже чувствую какую-то вину перед Владиком…»


Read more...Collapse )