February 6th, 2012

я

Исполнилось 80 лет со дня рождения Франсуа Трюффо.




Франсуа Трюффо был подвержен влиянию двух великих мастеров кино - Ренуара и Хичкока. Страстный романтический поклонник творчества Ренуара, Трюффор был также преданным поклонником мастерства Хичкока, уровня мастерства которого он пытался достигнуть в нескольких собственных триллерах. Трюффо даже опубликовал книгу, состоявшую из серии интервью, проведенных им с Хичкоком, которого он неоднократно называл своим идолом. Но в двойственной художественной личности Трюффо родство с Ренуаром по темпераменту было не менее сильным. Именно в честь Ренуара Трюффо назвал свою производственную компанию Les Films du Carrosse в память о знаменитом фильме Ренуара «La Carrosse d`Or» («Золотая карета»).


Read more...Collapse )
  • eiuia

«Большая свобода №7» / «Große Freiheit Nr.7» (Койтнер, 1944)

Море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три – и на его пути встаёт сумрачный порт Гамбург, захлёстываемый слетевшими с волн нуаровыми бликами, портовой шелухой и безместными моряками. Бывший моряк Ханнес Крёгер пытается заполнить внутреннюю пустоту, мечется по портовым притонам и балаганам, продуваемым всеми северными ветрами. Распевая под гармонию, он вскоре - звезда кабаре «Большая свобода №7». Перед входом туда укрепляется напоминающая его механическая кукла. Весь окружающий Гамбург - декорации паноптикума на воздушной тяге, полного пива, кокоток и дрессированных осликов. Городу возвращается его старое имя. Теперь это - Хаммония, приводимая в движение морским бризом. Всё жители Хаммонии - фигуры паноптикума, в том числе и обретённая Ханнесом муза необычайной красоты, Гиза Хойптляйн. Понимая это, певец дает ей новое имя - Палома (голубка) и пытается оживить по-настоящему. В мехах его гармонии гамбуржские сквозняки превращаются в движущую силу искусства. Заполонившие городские улицы морские блики, тени и отраженья обретают плотность морских волн, а Ханнес становится капитаном прогулочного катера с возлюбленной и туристами. Палома действительно оживает и покрывается неотразимым румянцем. Вскоре, впрочем, она упархивает в сад увеселительных аттракционов, где костюмированный клерк Георг Виллем соблазняет её золочёным яичком, снесённым механической курицей. Разочарованный в творческих силах, Ханнес возвращается на свой парусник, и, вновь полон природными стихиями, отбывает в Австралазию.