September 3rd, 2011

Прогулка

"Громозека". Из письма другу

   Наконец посмотрел "Громозеку". Я, конечно, понимаю, всему своё время, но ты в следующий раз будь более настойчивым в рекомендациях. Фильм превосходный! Во многих отношениях. Какая великолепная троица: Каморзин, Добрынин, Громов! Хотя последний, честно говоря, понравился меньше остальных. А о Каморзине я тебе уже говорил, я большой его поклонник, у него свой неповторимый стиль, своё гротескное обаяние, хотя у многих, наверняка, создастся ощущение, что во всех фильмах он одинаковый. Добрынин по-настоящему удивил, если не восхитил, хотя я и знал, что он замечательный актёр, но давно не видел в хорошем кино, наверное, со времён фильма Урсуляка, где и увидел его впервые. Какой пронзительный у него монолог (признание в любви) в хосписе, на фоне фотообой. Как жалко его было! Да их всех жалко. Когда я в последний раз в кино так сочувствовал? Наверное, смотря "Six Feet Under". Тогда я просто рыдал, когда Нейта хоронили. И здесь в пору было плакать, слёзы не душили, но подступали. И всё же чаще я смеялся. Когда в последний раз я так смеялся на фильме, тем более - русском? Похожий смешок был на 'Полночи в Париже", но это не то. Здесь смех сквозь слёзы, а это я ценю больше, чем чистый смех, вызванный удачным гэгом. Если короче, то фильм даже пугает своей цельностью. Выверено всё: режиссура (как бы это громко не звучало, но Кубриковская), драматургия (главные и побочные линии (давно не видел так тонко проработанные побочные линии) - в равном напряжении), актёрская игра (удивительно сильные работы, везде точное попадание в кастинге). Хочется даже сказать об атмосфере, переданной через звук (один мясокомбинат чего стоит), через песни, во всех местах они - изящная драматургическая деталь. Что касается диалогов, то как же куцо они, вероятно, выглядели на бумаге, но это ещё одно доказательство того, что сценарий и литературное произведение, как север и юг, хотя и не обязательно, чтобы это было так. При выбранной динамике эти короткие словесные дуэли очень выразительны и органичны. Кстати, динамика, как мне показалось, нигде не провисает. В общем, Мирзоев перед Коттом мог бы вполне снять шляпу, ведь он обещал её снять перед тем, кто из актуального мусора создаст поэзию. В фильме Котта она есть. Этот фильм, как щемящий сплин, пересказанный анекдотом. И в отличие от многих наших сегодняшних реалистических фильмов, в нём есть глубоко человеческая интонация и есть люди, а не хлебниковские, балабановские уродцы. Так что, та грубоватая натуралистическая манера, от которой я в нашем кино уже устал, здесь по-своему иронически осмыслена, усилена до боли правдивыми деталями, смягчена и раздвинута бунюэлевским символизмом. Котт говорит спокойно, серьёзно, на тему, которая его действительно волнует. Картина дышит этим волнением. Поднимается и опускается, как грудь задыхающегося от астмы. Это для тех, кто повторяет на всех углах, что наше кино - дрянь, раньше актёры играли, раньше актёры были, а сейчас... Как мы видим, всё есть. И прекрасно.