January 19th, 2010

Нуар: магия черного

Это были из лучших новогодних каникул. Фильмы нуар числом более полтиника, с утра до вечера. До чего ж я люблю это стильное, времен золотого века Голливуда, кино. Пришлось немного зарыться в книги, чтобы сформулировать, что же это такое - нуар.  

История

В октябре 1941 года на экраны американских кинотеатров выходит "Мальтийский сокол" режиссера Джона Хьюстона, ознаменовавший
рождение нового жанра. Корнями уходящий в гангстерское кино, фильм нуар предлагает новую философию, новую тематику, новых героев и новую эстетику. 
"Черный" фильм берет свое начало в новейшей к тому времени американской литературе. Создатель "Мальтийского сокола" писатель-романист Дэшил Хэммет, по сути, является родоначальником нуара в литературе. Герой его романа, детектив Спейд, живущий на случайные заработки, авантюрист с неясным прошлым - он чаще использует револьвер, чем интеллект. У героя нет времени сидеть у камина, с холодным умом разгадывая хитроумные сплетения преступлений. События вокруг развиваются так стремительно, что единственная задача для Спейда - выжить. Ночной город, в котором процветает жестокость и насилие, преступный мир, разросшийся во времена "сухого закона", атмосфера тотальной опасности и порочности, потеря всякого понимания кому можно доверять, а кому - нет, - вот где приходится обитать Спэйду, роль которого в фильме блестяще исполнил Хэмфри Богарт. 
В то время, как романы Хэммета породили множество последователей и подражателей в литературе (в том числе, и знаменитого Джеймса Хэдли Чейза), фильм "Мальтийский сокол" ознаменовал появление, можно сказать, целой эпохи нуар длиной в десятилетие и повлиял на весь последующий кинематограф.

Особенности


Пессимизм, чувство края пропасти, на котором оказываются герои - характерно для фильма нуар. Такой же отличительной особенностью этого жанра (помимо его обязательной криминальной составляющей), его узнаваемым почерком стало использование саспенса - особого напряжения, когда зритель вынужден переживать за героев в самые ответственный моменты. Так, например, в фильме Тэя Гарнетта "Почтальон всегда звонит дважды", герои-любовники собираются убить мужа героини, а в это время к их дому подъезжает полицейский на мотоцикле. Узнает или не узнает слуга закона, что происходит в доме, успеют герои закончить начатое или все сейчас же откроется? Или длинный проезд машины в начале фильма Орсона Уэллса "Печать зла": зритель знает, что в машине заложена бомба, но герои об этом не подозревают - типичный прием саспенса в нуаре, позже растиражированный, но вполне работающий и в наши дни. 
Немалую роль в формировании особого стиля нуар играют психологические моменты: противоречивость человеческих характеров, отсутствие нравственных ориентиров, культ силы, которая выше закона, страсть, способная затмить любые человеческие нормы. Появляются новые персонажи: например, холодные расчетливые женщины, использующие свое обаяние как приманку в преступной игре ("Леди из Шанхая" Орсона Уэллса, "Двойная страховка" Джона Уайдлера и т.д.). Герои нуара - вовсе не поборники нравственного порядка. Даже наоборот. Авторы заставляют зрителя сочувствовать и сопереживать явно отрицательным, с точки зрения морали, персонажам. 

Read more...Collapse )


 

Штиглиц

Танцы на завтрак, танцы на обед


A Chorus Line (1985) Richard Attenborough.

"All That Jazz" с первых кадров недвусмысленно зарешёчивал скетч-мэна в сдавленном пространстве телеящика: камеди-клаб – отдельно, трико в обтяжку – отдельно. Боб Фоссе умел властвовать разделяя. Помнится, никто из персонажей "Lenny" всё-таки не искусился взять и посреди диалога спеть пару куплетов на камеру. В свою очередь, "Джаз" потому и лучшая картина о "балетных", что в памяти после неё остаются не тройные кругаля, а разговор танцора со Смертью-Девой. Полуночный сеанс на кушетке, прореженный бесконечным, будто заведённым, как тот самый будильник, утром.

 Пол-огорченья, если бы второй мюзикл Аттенборо не стал идейным, в отличие от первого, "Oh! What a Lovely War" (и, кстати, "Cabaret" Фоссе). Так ведь он и мюзиклом не стал, "A Chorus Line" – подборка весьма и весьма удачных к нему проб. Целевая аудитория, видимо, сужена до бродвейских продюсеров. В этих музыкальных портфолио всё завёрнуто кульком: анкетные данные, уверенная игра непрофессиональных киноактёров, их движения-спецэффекты. А почему-то выпирают, чуть ли не в центральном месте фильма, заученные шутки, взятые напрокат из архивов Клуба Американского Юмора (как издевательски прозвали чисто штатовский стиль комикования в "Loaded Weapon 1").     

 Меж тем, у "Кордебалета" один взыскательный зритель уже есть, и имя его Майкл Дуглас. У него такая роль – внимать, он не Гидеон; ему достаточно. Ломка коленц идёт и для тех, кто сидел тогда в кинозале, не подозревая, что мятый доллар за билет – расчётливо предсказанный бюджет будущей ленты о лидере движения за национальное самосознание Стивене Бико, несравнимо более важной сердцу постановщика. Безработная Кейси, бывшая любовница главрежа, чью линию робко, но то и дело пытаются включить в общий поток, – вот с кем сейчас получится соотнести себя всем ожидающим, когда уже биограф Черчилля и Ганди наиграется с подтанцовкой.