September 29th, 2009

Штиглиц

Rosebud: Touch of Evil


Rose Red
(2002) Craig R. Baxley.
Чем дальше в тёмный лес, тем хуже экранизации Стивена Кинга, однако "Роза" – вроде огонька, сквозь чащу зовущего к чему-то знакомому и родному. Хотя сценарий этого мини-сериала нельзя в полной мере считать переложением конкретной кинго-книги, он возвращает нас к персонажам и локациям двух, должно быть, наиболее известных произведений писателя. Волей Стивена-короля девчушку из "Кэрри", ставшую 15-летней аутичкой, привезли в особняк с цыганским названием, буквально питающийся своими гостями и так похожий на отель "Оверлук" из "Сияния". А из свежих на тот момент сочинений ("Регуляторы" и "Мешок с костями") автором были взяты глубоко неоригинальные мотивы "ребёнок одержим" и "дом вверх дном".
 В сериале инициатором опасного научного семинара по вопросам попурри из бестселлеров Кинга выступила Джойс Рирдон, опальный специалист по детской психологии. Молодой наследник владельцев "Красной Розы" – её давний сожитель, так что, затратив порядка $ 40.000, профессорша нанимает пятерых, наделённых скромными паранормальными способностями. Сунувшись в осинник духов, доморощенные медиумы разбредаются овцами на заклание – туда им и тропинка в лабиринт: вас заинтересуют только маменькин сынок-труповидец (Мэтт Росс) и человек с лицом Чернокнижника (точно, используемый не по назначению Джулиан Сэндз!). К досаде зрителей, обнаруживших, что вводная двухчасовая лекция о страшном прошлом "Красной розы" некоторым образом продолжается – "а теперь на примере из современной жизни".
 Предназначавшийся Спилбергу сюжет, если на то пошло, напомнивший и "Poltergeist", предсказуемо уплыл в руки Крэйга Реддинга Баксли, ранее – режиссёра средних триллеров, позже – заслуженного певца замкнутых кинговских пространств, проверенного ещё на "Storm of the Century" (1999). Постановщик заинтриговал бангорского отшельника и отчаявшихся (по)читателей насыщенно красочной, почти что выпуклой "картинкой" ("словно из "Плэйбоя" для слепых", уточнил бы поклонник Мэла Брукса). С опозданием Баксли учёл побочный эффект от такого буквального воплощения идеи СК о "визуальном романе": оно уместно для флэшбэков в новоанглийское ретро нарядной аристократии с её чернокожими служанками и фамильными убийствами. Основному действию цвет помеха – получается не кино, а жёлто-красно-розовый пластилин (или как у Германа-старшего: "стреляющий красный огнём зелёный танк"). Что ж, замётано – на следующий год вышел "The Diary of Ellen Rimbauer", приквел "Красной Розы" о самой первой владелице не по Евклиду строенной усадьбы.
Добавлю: 1) в "Розе", наверно, самое вялое изо всех возможных камео Стивена Кинга (здесь он как бы разносчик пиццы). Даже секундная роль пастора в "Pet Sematary" смотрелась не в пример выразительнее; 2) кто сейчас вспомнит о новозеландской актрисе Мелани Лински (Рэйчел, названная сестра Энни Римбауэр)? Если только как о сообщнице по дебюту и любовнице Кейт Уинслет в "Heavenly Creatures" (1994, Питер Джексон).
Whites

Одиссея Одиссея



Дорога домой не всегда бывает короткой и редко усеяна розами. Вспомним про человека, который весьма и весьма долго добирался в родные края.
Одиссей. Он же Улисс. По прозвищу Хитроумный. Сын Антиклеи и Лаэрта, муж Пенелопы, отец кучи детей от разных женщин (нимф, цариц, волшебниц). Герой Троянской войны. Изобретатель сюрприза в подарке (именем которого до сих пор называют компьютерные вирусы). Герой персонального эпоса "Одиссея".  Ему посвящены оперы, балеты, книги, картины. И фильмы.

про кино и героев былых времёнCollapse )