May 26th, 2009

Некоторые итоги Канн (компиляция)

КАННЫ-62: НОВАЯ ВОЛНА ИЛИ НОВЫЙ ДЕКАДАНС?
18.66 КБ
5.49 КБ
Лауреаты последнего, по многим меркам сенсационного Каннского фестиваля объявлены.
Золотая пальма – «Белая лента» (режиссер – Михаэль Ханеке, Австрия - на фото).
Гран-при - «Пророк» (Жак Одьяр, Франция).Read more...Collapse )
  • lperry

«Хвала любви» “Éloge de l'amour” (2001) Ж.-Л. Годар

«Может быть, ничто не было сказано» (с) Годар

Знаменитый французский эссеист Жан Полан завершил свой magnum opus «Тарбские цветы или террор в изящной словесности» словами: «Допустим, наконец, что я ничего не сказал». Абсурдная на первый взгляд фраза посвящена не разрешению, а преломлению проблемы, к которой обращается Полан – как возможно Искусство (литература) в условиях диктатуры со стороны Правила (текста)? Если и есть в кинематографе режиссеры, чье творчество обращается к данной тематике посредством языка кино, то в первую очередь в голову приходит имя Жан-Люка Годара. Данная ассоциация подтверждается еще больше, если обратиться к одной из последних работ режиссера.

«Хвала любви» - это Годар XXI века, который не преобразился, а преобразил свои собственные приемы. Здесь перед зрителем 1) и мучительный процесс создания фильма под видом проекта, целью которого является попытка предложить три образа любви – в лице молодой, взрослой и пожилой пары (в отличии от «Страсти» или «Имени Кармен» речь идет скорее о рождении идеи проекта и движение следует вспять, к началам); 2) и афористичное построение диалогов героев, кои своей метафизической насыщенностью отсылают к авторскому монологу из «2 или 3 вещей, которые мы все о ней знаем»; 3) и чувство вины, вызываемое у зрителя от того, что он, наконец, замечает то, что должно было быть увиденным ранее (эффект, которого Годар добился еще в «Жить своей жизнью» и «Маленьком солдате»); 4) и безупречный визуальный ряд… Пожалуй, самый прекрасный в фильмографии Годара (можно отключить звук и отдаться безупречной смене одного образа за другим).

Если завершающим альманах «На 10 минут старше» эпизодом Годар лишь штрихом краткого эссе показал, как возможно киновысказывание о времени – прошедшем, уходящем, том, что здесь и сейчас – то фильмом «Хвала любви» он сказал, пожалуй, больше, чем зритель сможет увидеть.
- Почему вы вдруг решили все объяснить?
- Иначе было бы ничего не понятно.

Этот короткий отрывок из интервью, посвященного фильму, как нельзя полно указывает насколько герметична данная картина даже с точки зрения традиционно бескомпромиссного режиссера.

Насколько сознательна отсылка последних слов героя фильма («Может быть, ничто не было сказано») к последней фразе из «Трабских цветов» Полана – утверждать не возьмемся. (Все нас буквально толкает установить однозначную параллель между двумя произведениями. В частности, обращение по ходу фильма к тексту Жоржа Батая, автора близкого кругу Полана, вряд ли объясняется лишь общей тематикой – экстатическим, радикальным поиск смысла любви.) Однако важнее, на наш взгляд, обратить внимание на иное сродство двух «текстов» - прочтение-просмотр каждого из них в процессе наполняет читателя-зрителя ощущением прикосновения к тайне искусства – «вот оно», хочется воскликнуть! – но потом, позже, перевертывание последней страницы и титры, бегущие по экрану, оставляют желающего воскликнуть в онемении. И переполненным тем, что удается сказать очень немногим. Годару, Полану…

«Тащи меня в ад»

«Тащи меня в ад» (специальный показ вне конкурса), в свою очередь, в отличие от самого по себе дающего прикурить Тарантино (тут о нем все не прекращаются споры, вот уж резонанс так резонанс), производит куда более сильное впечатление. Это хоррор с явно внушительным бюджетом, не брезгующим элементами трэша, но, вместе с тем, причудливо смешной. После него хочется воскликнуть «вау!»
Read more...Collapse )