July 4th, 2008

"Список Шиндлера" - без Шиндлера



Режиссёрский гений Спилберга иногда кажется наднациональным. Иначе, на первый взгляд, совершенно невозможно объяснить жутковатого эффекта: фигура эсэсовца Амона Гета, потрясающе сыгранная Ральфом Файнсом, выглядит – во всяком случае, для многих – притягательнее, чем личность самого Шиндлера. Кабы не был Спилберг евреем, – присовокупив к тому ещё и малопривлекательность покорно ведомых на убой еврейских толп, – в этом можно было бы увидеть и некоторый злой умысел.
Но не всё так просто…

Да, самый яркий герой фильма – это, на самом деле, не бледновато изображённый Шиндлер, а Амон Гет, преступно влюбившийся в еврейскую девушку, но живущий при этом с искренним сознанием своего расового превосходства – и неспособный, разумеется, примирить одно с другим. Рядом с ней он на собственной шкуре проникается уже предзаданной ему идеологической установкой: “Евреев следует уничтожить”; но её продолжение звучит для Амона совсем не в русле идеологии, а очень лично: “…чтобы не заразиться экспансивной мощью еврейского национального обаяния”.

И когда Гет, поначалу даже с удовольствием, следует поучению Шиндлера насчёт настоящей силы, неотделимой от сдержанности, и, благодушно “прощая” каждого встречного, бродит по лагерю, то здесь уже, собственно, заранее виден и грядущий конец его неестественного благодушия: секрет безумной жестокости коменданта – не в упоении своей властью, а в его заражённости очарованием своих жертв, от которого он не в силах избавиться иначе, чем яростно паля по самому этому очарованию…

Итак, режиссёрский гений Спилберга в действительности глубоко обусловлен его еврейством. Девушка-рабыня психологически победила своего хозяина ещё до того, как на него хоть сколько-нибудь подействовал расчётливый гуманизм Оскара Шиндлера. В ней вполне намеренно опоэтизирован тот национальный дух, от которого не только одному лишь эсэсовскому коменданту (и тут стоило бы вовсе выйти за пределы кинематографа, чтобы вспомнить Ницше, Розанова...) хотелось, в одно и тоже время, и зажать нос, и вдыхать его, жадно и любовно вдыхать...

Амон Гет – глубоко трагический персонаж, родственный Калигуле из пьесы Камю и Ставрогину из “Бесов”. И во многом именно он делает этот фильм по-настоящему выдающимся.