May 21st, 2008

Штиглиц

Нервная ночь

 

Silent Night, Bloody Night (1974) Theodore Gershuny.
Рождество Христово, уже по контрасту со всеобщим глянцем благости, присущей светлому празднику, в 70-е приобрело особую привлекательность для хоррор-мейкеров (взять, например, "Black Christmas" Боба Кларка), сохранив её, впрочем, в глазах продолжателей "чёрного" дела и сочувствующих типа Генри Селика ("The Nightmare Before Christmas"). Одним из законодателей новой леденящей моды выступил Теодор Гершани, творческий партнёр Ллойда Кауфмана – в те годы, когда "Трома" была лишь в планах. Третья и последняя картина ТГ окрашивает и без того красный лист календаря в полноценно кровавый цвет.

 Как следует из названия, события здесь развиваются то пиано, то форте. Но молниеносные – спасибо монтажу – сцены резни покажутся лучами в тягучем и тёмном царстве фильма. Тёмном – и весьма: ведь основное действие происходит отнюдь не днём, осветитель работает со спичками, и кое-где зритель может пожалеть, что не имеет под рукою прибор ночного видения или хотя бы фонарик.

 Сюжет, заключённый в рамки флэшбэка, путан, ответвления часто уходят в никуда, объяснения некоторым вещам слишком фантастичны, чтобы им поверить. Реализация, прямо скажем, "независимая", то есть, проще говоря, полулюбительская. Зачин незатейлив: в канун Рождества особняк-бедлам Уилфреда Батлера, давно почившего при странных обстоятельствах, превращается в стратегический объект сразу для нескольких лиц. Это внук доктора, Джеффри Батлер (Джеймс Паттерсон, играл у Джуисона ("In the Heat of the Night") и Поллака ("Castle Keep")), его адвокат Джон Картер с любовницей и дочь мэра Дайан Адамс (скованность Мэри Воронов легко понять: брак с Гершани дал неслабую течь). Плюс кучка отцов и матерей города, включая заглянувшего на чай Джона Кэррадайна. Я никого не забыл? Ну и да, сбежавшего на волю психопата в карман не спрячешь.

 Визуально, "Тихая ночь, кровавая ночь" – средней паршивости оммаж чисто европейскому жанру "джалло". Добросовестно переняты приёмчики, как то: убийство глазами убийцы и примат атмосферы над смыслом. Приятно, но не более. Всех почтительных поклонов стоит вставной эпизод, флэшбэк внутри флэшбэка, с вытравленной под старину плёнкой: лишенные ума, но не выдумки пациенты уделывают своих врачей под мэнсоновскую хохлому.

Добавлю: "Ночь" стала закатом для Гершани-режиссёра, но не для Гершани-актёра и писателя. На следующий год он снимется в ленте Отто Премингера "Rosebud" и позже напишет о ней книгу "Soon to Be A Major Picture". В 1989 примет участие в "Far from Home" с подросшей Дрю Берримор, – в качестве автора замысла. А вот обладатель премии "Тони" Паттерсон скончался от рака, не дотянув до премьеры.