December 11th, 2007

Штиглиц

В глазах плывёт; куда ж нам плыть

 
The Big Heat
 (1953) Fritz Lang
"Фрицушка, Лангушка… Что же ты, дурилка картонная… Одни ножки торчат…" - наверное, так скажет митёк после "сухого" (т.е. без применения портвейна) просмотра одной из поздних голливудских поделок – прекрасной выделки! – нуар-герра. Митьки вообще народ нетребовательный и жалостливый. Не в пример придирчивым зрителям, наблюдающим за сгущающимися над небожителем сумерками.
 Признанный киноинженер, народный артист структуры давно уже имел дела не с каменными конструкциями немецкого периода и не с воздушным замком французского. В США он возился с постройкой карточных домиков – в постоянном ожидании дисбаланса. Надо лишь критически дунуть по данному фильму, и его стены-валеты и крыши-тузы разлетятся по всей комнате.
 Тот факт, что в своей прошлой жизни детектив Дейв Бэннион был женщиной с плаката "Родина-мать зовёт", надёжно отпугнул уставшего рисковать мафиози Майка Лагана: только на угрозы он и мастер. Когда в финале антагонист вкрадчиво говорит бандюку-на-побегушках (работа Ли Марвина – мощное оправдание "Большой облаве"): "теперь мы отберём у него самое дорогое", подразумевая похищение дочери хорошего полицейского, то, конечно, шутит – предполагаемой попытки киднеппинга не последует. Бесполезно – главный герой перетягивает канат на себя задолго до конца, а потом, как дурак, гордо ходит с куском троса. Дисбаланс и впрямь нарушен. Форсированные переигрыши в стиле "рад стараться!" актрисы Глории Грэм, обалдевшей от запаха Оскара за роль в "The Bad and the Beautiful", точно лиса при виде сыра, устойчивости не прибавляют. Зачем подставляться – свой предпоследний фильм перед краткосрочным возвращением в Германию (простенький "While the City Sleeps") Фриц Ланг сколотил на фундаменте "M".