November 5th, 2006

Шляпа

Вуди Ален. Фильм "Матчпоинт" (2005)

2,31 КБКак всегда у этого режиссера, здесь много мастерски прописанных диалогов. Герои болтают с удовольствием и без умолку.
Поначалу мы вроде бы смотрим любовную драму на тему треугольника муж-жена-любовница (любовница – само собой, роковая женщина). Потом нас охватывает дежавю: а не римейк ли это «Американской трагедии» Теодора Драйзера, где, как известно, герою пришлось утопить свою беременную возлюбленную, дабы не ставить под угрозу свою карьеру?
В какой-то момент все любовные страсти остаются где-то вдалеке, а повествование превращается в криминальную драму, и мы с замиранием сердца следим за тем, сможет ли детектив правильно распутать преступление?
И тут Вуди Ален делает, я бы выразилась, финт ушами… Он начинает поворачивать сюжет то в одну, то в другую сторону, в зависимости от совершенно незначительной, на первый взгляд, детали: ненароком оброненного кольца…
Недаром буква "О" в названии фильма на афише предстает не иначе как в виде золотого кольца.

РЕКВИЕМ ПО МЕЧТЕ

Недавно посмотрела фильм "Реквием по мечте". Ооочень меня впечатлил. Очень сташный фильм про наркоманов. Страшно из-за реальности. Остальные обычные ужастики бывают страшные, но лишь ненадолго, потомучто понимаешь чтог все это не по настоящему. А здесь жестокая реальность. Фильм просто подверг меня в шок.

Более странно чем в раю. реж. Дж.Джармуш 1982-84



До сих пор считал себя поклонником Джармуша, даже занес в интересы в юзеринфо. Однако после просмотра этого фильма для меня стало ясно что я многого не понимал.
Простой сюжет: к Вилли, обитателю задрипанной квартирки в задрипанном районе Нью Йорка (в России такие ходят с барсетками в безвкусных черных туфлях), приезжает двоюродная сестра Ева из Венгрии. Они говорят, смотрят телек, играют в карты. Через некоторое время она уезжает в Кливленд. Через год Вилли понимает что ему чего то не хватает в жизни. Со своим другом Эдди, таким же простым чуваком, он едет к Еве, которая тоже стала обитательницей задрипанной квартирки в задрипанном районе. Затем все вторем, опять же движимые чувством что им чего то не хватает в жизни, едут в Майами...  далее следует концовка в стиле Джармуша.

Главные герои как будто хотят стать ближе друг к другу но не могут этого сделать. Каждый из них находится в некой внутренней клетке из которой не могут вырваться. Что им мешает?... Они переезжают с места на место, всякий раз надеясь что именно там далеко, будет хорошо и уютно.

Фильм в некотором смысле мне показался интереснее чем более знаменитые "Мертвец", "Таинственный поезд", "Пес-призрак", "Ночь на Земле". В нем напрочь отсутствует свойственная режиссеру вычурность, которая в "Сломанных цветах" на мой взгляд является самоцелью. Персонажи - не прикольные чудаки, а вполне среднестатистические обыватели.

После "Странней чем в раю" творчество Джармуша в моем восприятии обрело целостность и законченность. Я конечно всего лишь свое мнение высказываю, но по моему Джармуш снимает об отчужденности и одиночестве человека в современном мире. Помнится на лекциях по философии рассказывали об экзистенциализме (это такое направление или школа, к ней относят некоторых писателей и мыслителей - Достоевского, Сартра, Камю, Хайдеггера, Кьеркегора и др.). Кем то из них произносился один тезис: человек, по натуре своей существо духовное, нуждающееся в любви и сочуствии, не по своей воле попадает в жестокий и индифферентный мир, в бесполезной борьбе с которым он проводит свою жизнь. Мне кажется Джармуш пытается прмерно тоже самое выразить в своем творчестве.

Что еще сказать... актеры хороши, картинка красивая. Как всегда :)
Вот такие у меня мысли.
opera
  • meleze

(no subject)

Культ кино в Париже, вообщем-то и породил «новую волну», в какой-то степени вдохновил май 68-го и сам по себе – занятный феномен, который зародился, наверное, как серьезная попытка интеллектуальной богемы дистанцироваться от киноритуалов массы…

Две истории: одна про ФРАНЦУЗСКУЮ СИНЕМАТЕКА и МАГИЧЕСКИЕ ФОРМУЛЫ.

 И еще одна про Cinema Macmahon и «НОВУЮ ВОЛНУ».

…Уроженец Турции Анри Ланглуа в 1936-ом году, будучи в нежном возрасте 22-ух лет, основал легендарную французскую синематеку. В последующие 40 лет (в течение которых он из-за нехватки места «архивировал» фильмы в собственной ванной) Ланглуа взрастил, вскормил и воспитал целое поколение французских кинофанатиков: собственно говоря, он и Анри Базен и были папашками «новой волны». «Он умер как слон» - уважительно писал Годар в некрологе на смерть Ланглуа от инфаркта в 1977-ом.  Анри был пуристом и эксцентриком: он частенько сравнивал свой кинотеатр с вавилонской башней - и показывал фильмы без перевода, а немое кино – без музыки и титров. Причем даже в тех случаях, когда достать последние ни малейшей проблемы не представляло.

            Благодаря огромному количеству письменных протестов из-за рубежа и местным демонстрациям французская синематека устояла в первой схватке с правительством, которое в 1968-ом попыталось лишить культовое заведение здания. Конфликт возник в том числе по причине того, что Ланглуа упорно отказывался предоставить сведения об имеющихся в архиве фильмах и бухгалтерский отчет (сотрудникам платили нерегулярно из мешка с мелочью дюжины различных государств). Другой причиной была сама программа синематеки – она становилась все хаотичнее и хаотичнее. Последней каплей в море непростительных грехов можно считать показы немецких синхронизированных версий мексиканских фильмов Бунюэля с португальскими субтитрами и Apu-трилогию Сатьят Рея в неправильной последовательности. Идиотские ошибки в программках также стали обязательным номером этого института. Вот, например, гениальное: из «Two rode together» Джона Форда получилось «Twо rode to get her».

… Тогда, уже в конце своей жизни Ланглуа, разъеденный суевериями, склочничеством и недоверием ко всем и вся, как старое пальто молью, вылез из постели и тяжело больной потащился в синематеку, чтобы перед воротами, с помощью магических формул, проклясть навсегда ее врагов.