July 8th, 2006

Шляпа

Ким Ки Дук. Пустой дом.

30,20 КБ Как всегда, ползут по экрану титры, звучит песня с женским вокалом на тарабарском языке, а я тупо сижу, уставившись в экран… Люблю я вот такие песни. Особенно, когда под них показывают нечто уму непостижимое, дразнящее своей недосказанностью.

Тема присутствия в доме призрака выполнена в лучших традициях.

Понравились сцены с охранником в камере, когда герою постепенно пришлось научиться быть невидимым.

У Кима Ки Дука в фильмах говорят очень мало, но если уж говорят… Так сказать – редко да метко. Охранник зло бубнит себе под нос Азбуку Невидимости, воодушевлено избивая заключенного, который над ним потешается, играя в прятки:13,92 КБ
- Человеческий глаз видит только на 180 градусов. Значит – тебе нужно попасть в другие 180 градусов.
- Учитывай свою тень.
- Учитывай, что у человека, от которого ты прячешься, есть ум.

По старой привычке, выработанной американскими фильмами, в которых все построено на играх со зрителем, на разгадывании хитроумных ребусов, начинаешь думать: вот сделаешь над собой усилие – и разгадаешь зашифрованную здесь загадку… Но понимать-то тут нечего: достаточно созерцания картинки. Если звучит музыка – то в унисон с музыкой.

"Автокатастрофа" (Crash), 1996

Режиссер: David Cronenberg.
Сценарий: J. J. Ballard, David Cronenberg.
В ролях: James Spader, Holly Hunter, Elias Koteas, Deborah Kara Unger, Rosanna Arkett.

   Столкновение. Машины как живые сущности с неорганической плотью осуществляют акт мгновенного секса. Их оргазм рождает искореженный металл и пластик, битое стекло и сломанные кости, огонь и дым, кровь и шок. Подобно стихийной скульптуре, форма высвободившейся оргазмичной энергии - прекрасна и возбуждающа для них и пугающая для остальных.
   Соединение. Это мистерия, маскарад, ритуал игры в скрытое под покровом цивилизации. Они посвященные этого видения. Видения мира, где социум машин и социум людей сливаются, перенимая черты друг друга. Столкновение завораживает, императивы самосохранения и сексуальности соединяются и становятся неразличимы. Механика любви уже не так метафорична в режиме повреждения и машинного фетишизма. На гранях сюрреалистических перевоплощений проявляется сплавление психики с образом машины. С акцентом на техногенной сексуальности воспламеняются мотивы страсти.
   Разъединение. Тиски воображения невыносимо давят, где-то в области эго, когда обнаруживаешь собственную пограничность. В закутках человеческой природы есть столпы инстинктов, модели жизнедеятельности, схемы представлений и бездна неизведанного. Зовущая бездна, на чей зов откликаются лишь смелые и безумцы, разницу между которыми уловят немногие. Глядя на полотно плоти этого потока образов, понимаешь, что смыслы, которые воспринимает твое сознание, жаждут бесконечно расширять свои границы.