ХОРЬ и КАЛИНЫЧ (chor_i_kalinich) wrote in kultovoe_kino,
ХОРЬ и КАЛИНЫЧ
chor_i_kalinich
kultovoe_kino

Categories:

Апокалипсис сегодня (размышления на тему)

«Я видел как по самому краю острой бритвы ползет улитка… это мой сон… это мой кошмар… улитка ползет по краю острой бритвы… и не умирает»…





…Кино, которое больше чем кино… Оставляющее ощущение ужаса, который и приходит для того, чтобы остаться. Остаться, несмотря на то, что за окном не стрекочут вертолеты, а мушиные тучи не вьются над кучами гниющих трупов.
О чем оно?
О безумном полковнике?
О вьетнамской войне?
Смешно читать подобное…
Может, о войне как таковой? Войне без прикрас? – Любуйтесь, вот она, во всей красе: смотрите на отрубленные детские руки, сложенные горкой…
Сошествие в Преисподнюю… Петляющая река ведущая к самому «сердцу тьмы», где уже давно ждёт страшный круглоголовый бог – полковник Куртц… Бог Правды… Той, что дымом течет по лицу и выедает глаза; невыносимой правды, которая страшнее смерти…

«Сбросьте бомбу! Уничтожьте их всех!»

Замкнутый круг: ложь многим помогает «примириться с собой… Мы кромсаем их пулеметными очередями, а потом предлагаем бинты для перевязки»…
Но на самом деле она не помогает! – «Чем дальше, тем больше я ненавидел ложь»!.. И нет альтернативы… Вернее, она одна: это – невыносимая правда полковника Куртца, чьи «методы стали ненормальными»…
«Активность противника в зоне его ответственности сократилась до минимума»…
«Он продолжал побеждать»…
«Он мог стать генералом… вместо этого он стал собой»…
Он превратился в чудовище… которое благороднее и честнее тех вполне себе цивилизованных людей, которые посылают Уилларда, чтобы «прервать командование полковника… не останавливаясь ни перед чем»…
Парадоксально: тараканы в погонах, генералы-убийцы паясничают, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре, и остаются… людьми?! – а Воин, оставшийся честным до конца, задыхается от своей нечеловеческой правды! Ждет смерти, как избавления от обретенной ясности, от такого пронзительного понимания вещей, ставших вдруг… непостижимо простыми! «Полковник Куртц должен быть арестован за убийство»…

«…Я видел такие ужасы… ты и сам их видел. Но ты не вправе называть меня убийцей. Ты вправе убить меня. Ты вправе это сделать… Но ты не вправе осуждать меня. Тем, кто не знает что такое "ужас", невозможно объяснить словами… что такое "необходимость.

Ужас. Ужас. У ужаса есть лицо…. И ты должен подружиться с ужасом. Ужас и моральный террор – вот твои друзья. А если нет, тогда это враги. Настоящие враги.

Помню, когда служил в Спецназе… Кажется это было сто лет назад … Мы пришли в поселок, чтобы сделать детям прививку. Мы ушли после того, как сделали всем детям прививку от полиомиелита, а этот старик - он бежал за нами и плакал. Его глаза заливали слезы, но мы не могли его понять.

Тогда мы вернулись и увидели, что ОНИ уже побывали здесь и отрубили все руки со следами прививок. Там была целая гора… Целая гора детских рук. Помню я… я… я заплакал… Я выл как старуха. Я скрежетал зубами. Я не знаю, что мне хотелось сделать.
И я хочу помнить об этом. И я не хочу забывать этого никогда.

А потом вдруг… словно алмазная пуля прошила мой мозг. Я подумал: Боже… насколько все это мудро… Какая нужна мудрость, какая воля для такого поступка. Безупречная, подлинная, цельная, прозрачная, чистая.

И я понял: они сильнее нас. Потому что они смогли поступить так. Они не были чудовищами… Это были обычные люди… подготовленные солдаты… люди, которые любили, у которых были семьи, дети… люди, отдающие борьбе все свое сердце… У них была сила… сила сделать это.

…Будь у меня десять дивизий таких людей, война здесь закончилась бы очень быстро. Нам нужны люди, которые знали бы, что такое мораль… но были бы способны мобилизовать свой природный инстинкт убийства и убивали бы без чувства… без страсти… без осуждения…»

…Какая потрясающая… какая сатанинская цельность… Цельность азиатов, которые вытворяют вещи не менее страшные, чем то, что делает сам полковник… Они делают это… и не ломаются. Он делает это, и чувствует себя мертвецом, «полым человеком», как вот эти, из стихотворения Элиота, которое он цитирует:

Мы полые люди,
Мы чучела, а не люди
Склоняемся вместе -
Труха в голове,
Бормочем вместе
Тихо и сухо,
Без чувства и сути,
Как ветер в сухой траве
Или крысы в груде
Стекла и жести

Нечто без формы,
тени без цвета,
Мышцы без силы,
жест без движенья…

…Какое страшное опустошение… Где его истоки? На войне?

- Кто ваш командир?
- А разве не вы (и паника в глазах солдата)?

«Полые люди»… Они и в дни мира останутся такими… Лишь бы был командир, который каждому разжует и в рот положит какое-нибудь нехитрое разъяснение смысла его никчемной жизни…

- А ты знаешь, кто тут командует?
- Знаю (уходит. У этого глаза обкуренного убийцы)…

Не лучше первого… Может, судьба будет к нему милостива, и он наткнется на вьетконговский штык…

«Все хотят вернуться домой… НО ДОМА НЕТ»…

И дома и здесь – одно и то же ощущение конца, того самого, о котором поет Моррисон… И еще неизвестно, где это ощущение оголеннее и острее… «Когда я был здесь, я хотел вернуться домой… А потом дождаться не мог, чтобы вернуться в джунгли»… «Стены сдвигаются все ближе»…
Апокалипсис…
Откровение…
Оставь свои планы, дорогуша. Всё кончено. Дома нет и никогда не было. Просто нужно было оказаться здесь, чтобы понять это…

This is the end, my only friend,
the end,
of our elaborate plans,
the end,
of everything that stands,
the end,
no safety or surprise,
the end.
I'll never look into your eye again

Что стало с Уиллардом?
Нашел ли он сына полковника?
Рассказал ли ему об отце? Отравил ли его правдой?..

«Наверное, за это задание мне бы дали майора… но в их армии я больше не служил»…

Я бы не удивился, узнав, что Уиллард покончил с собой… Как герой Томми Ли Джонса из фильма «Небо и земля»…

«Ненавижу… Я их ненавижу»…

Двое зрячих и слышащих среди глухих и слепых… Среди тех, кто изо всех сил старается не замечать очевидного…

- Шеф, в сторону! Ба-бах! (пистолетный выстрел, падает убитая вьетнамская девушка).
Шеф оседает на палубу и рыдает: - Все звери…

Не смотреть. Не видеть. «Не сходить на берег»! Побыстрее проиграть и сбежать отсюда… Туда, где девочки из «Плейбоя», яблочный джем и серфинг… Где телевизор… где развлечения…
«Косые развлекаются по-другому»…

«Никогда не сходить на берег! Куртц на берег сошел… И я вместе с ним»…
Это похоже на внезапное обретение зрения… Не было необходимости никуда спускаться, Преисподняя вокруг нас. И мир – в сердце тьмы, и тьма в сердцах… Мир, из которого ушел Бог… This is the e-end…



…Сбросьте бомбу! Уничтожьте… всех!..
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments