sheynkin (sheynkin) wrote in kultovoe_kino,
sheynkin
sheynkin
kultovoe_kino

Об обитателях подземного мира. "Контроль" Нимрода Антала

Мало кто знает, что первое на европейском континенте - и второе в мире - метро было проложено в Будапеште. Милая, словно игрушечная линия М1 с забавными желтыми вагончиками и оформленными в стиле модерн станциями, соединяющая - вполне в духе конца XIX века - центр города с зоопарком, была - как и фуникулер, и монумент на площади Героев - данью отчаянной попытке в год "1000-летия завоевания венграми родины" (как это событие официально именуется) дать удовлетворение венгерскому национальному чувству, оскорбленному униженным положением Венгрии в двуединой монархии; попытке хоть в чем-то переплюнуть ненавистных австрияков.

Но линии М1 в фильме "Контроль" нет. Все действие расворачивается на новых станциях. И метро Нимрода Антала - совсем не игрушечное.Достаточно сказать, что уже на первых минутах фильма оно вполне всерьез убивает человека. Это метро - совершенно особый, чуждый человеку, зловещий и загадочный мир, нечто гораздо большее, чем, как принято объявлять в московском метрополитене, "транспорт с повышенным уровнем опасности".

Метро кинематографично. Собственно, дискретность восприятия его пассажиром вполне соответствует дискретности соединения монтажных единиц в фильм - где станции могут соответствовать отдельным сценам, а темные перегоны - монтажным стыкам. О кинематографичности поездов вообще сказано предостаточно; поезда метро тоже кинематографичны, но по-другому, так как они не могут быть предметом наблюдения снаружи в течение длительного периода; зато их стремительное и шумное появление дает дополнительные великолепные возможности. В свою очередь, вагон в перегоне метро - маленькое освещенное пространство в темном туннеле - великолепная метафора кинокадра, ограниченного рамкой, за которой располагается кинематографическое Ничто. Временность нахождения пассажира в метро соотносится со временностью его нахождения в кинозале - тоже, кстати, замкнутом пространстве с искусственным освещением, заполненном случайными и чужими дрг другу людьми. И, наконец, - так же, как и в метро, в кинотеатре надо покупать билет, а контролеры - контролеры! - проверяют его.

Антал использует кинематографический потенциал кино на полную катушку. За весь фильм камера ни разу не поднимается на поверхность. Все освещение - только искусственное. Захватыващие дух съемки пустых станций, перронов, поездов создают соверщенно неповторимый образ этого подземного мира, уже потерявшего свою утилитарную ценность. Ведь мы - зрители - не верим, что люди, ездящие в метро, действительно хотят попасть из некоего пункта А в некий пункт Б. Все, что нас - вслед за героями фильма - интересует - так это только то, есть ли у них билет; и этот вопрос, постоянно повторяющийся, через какое-то время превращается в этакую вещь в себе, словно единственная цель появления людей в метро - быть спрошенными о наличии билета.

Замечательное достижение Антала - то, что он сумел в своем фильме совершенно органично - без натяжек и искусственности - создать своеобразное сочетание различных жанров и повествовательных планов. Фильм начинается как урбанистическая легенда, со всеми ее атрибутами - урбанизм (даже, я бы сказал, весьма преувеличенный урбанизм) - что может быть урбанистичнее городской транспортной системы, да еще и подземной; комические ситуации с типичными городскими freaks; черный юмор;некоторая доля мистики; странные и жестокие обычаи и традиции (присутствует и обязательный загадочный хранитель традиций); и, наконец - как же без нее - романтическая линия, завязывающаяся, конечно же, в вагоне поезда метро (привет Кортасару). Однако очередой городской сказкой дело не ограничивается. Антал превращает обитателей метро в фигуры мифологические, а само метро - в мифологическое пространство. Понятно, что это за пространство - "нижний мир" (скорее Гадес, нежели ад в европейской традиции). Он не первый, кто уподобляет спуск в метро - смерти, а выход на поверхность рождению (можно вспомнить, скажем, советский фильм "Мерзавец"); но у Антала мифологическая составляющая занимает намного больше места. Этот потусторонний мир имеет и своего загадочного властителя - страшного человека с родимым пятном в пол-лица; и обитателей - например, контролеров, которые - все как один - странные психопаты, не принадлежащие уже вполне к миру людей, или постоянных пассажиров, которые странны не меньше; есть и падший ангел, низвергнутый в подземелье за свои грехи - машинист Бела, в прошлом - что не зря подчеркивается в фильме! - машинист на обычной железной дороге, переведенный в метро после аварии.

И наконец, именно там обитает Смерть - как и положено Смерти, в плаще и капюшоне, настигающая людей внезапно и неотвратимо.

Лишь двое в этом мире стоят особняком - контролер Булчу и Софи - дочь Белы. Булчу спустился под землю по своей воле - убежав в мир теней от жизни наверху, не сумев выносить постоянный груз предъявляемых к нему требований. Он, тем не менее, еще не стал полностью частью мира метро, оставаясь - пока - больше человеком, нежели его коллеги. Булчу герой именно в смысле мифологическом, фигура, в первую очередь, трагическая. Софи, появляется в фильме в костюме медведя, полуподземного животного, что символизирует ее принадлежность к обоим мирам - надземному и подземному. Для Булчу она начинает играть роль не только объекта романтической привязанности, но и своеобразного проводника по закоулкам нижнего мира (как, например, в его сне); и лишь она потенциально может помочь ему найти дорогу обратно - вверх, к новому рождению. Но путь этот, как и положено мифологическому герою, лежит через подвиг, в данном случае - столкновением со Смертью, которое - естественно - происходит на карнавале (вспомним Смерть на карнавале в "Черном Орфее"). Это столкновение, заканчивающееся для Булчу победой над Смертью, соответсвенно, освобождает его. Он встречает Софи, которая на этот раз предстает уже в костюме мотылька, то есть животного уже даже не наземного, а воздушного, и они покидают метро - поднимаясь по эскалатору (тем самым Антал завершает своеобразный круг: фильм начинается тоже сценой на эскалаторе, по которому в метро спускается пьяная проститутка).

Однозначно, первый полнометражный фильм Нимрода Антала можно расценить как весьма большой успех. Отмечу еще замечательный и очень подходящий саундтрек (некоего Neo). Фильм, безусловно, заслуживает просмотра.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments