sheynkin (sheynkin) wrote in kultovoe_kino,
sheynkin
sheynkin
kultovoe_kino

Зритель и замочная скважина. Caché Михаэля Ханеке

Caché Михаэля Ханеке - тот случай, когда фильм хорошо подходит своему названию. На первый взгляд - это актуальная драма/триллер, в центре которой - три проблемы: метафизический страх благополучного обывателя перед тем огромным и жутким миром, который находится за пределами его тщательно огороженного личного пространства; вина и ответственность и, опять же, страх разоблачения и ответственности; кризис семейных отношений. Ни одна из этих тем, естественно, не нова для кино, и, на первый взгляд, Ханеке даже не пытается привнести что-то новое в их освещение. Все вполне традиционно, все сюжетные ходы (кроме, разве что, чрезвычайно жестокой - фирменно ханекевской - сцены самоубийства Маджида) очевидны и банальны, и вообще - зачем стоило снимать фильм, повторяя то, что давно уже высказано? Представляется, однако, что все не совсем просто.
Сразу бросается в глаза некоторая неряшливость Ханеке. Целый ряд линий, кажущихся вполне многообещающими - и вполне плодотворными в рамках заявленной тематики - просто обрываются, безо всяких видимых причин. Сцена, которая, по идее, должна стать кульминационной в фильме - разговор Жоржа с сыном Маджида - собственно, оказывается полным обманом: никакого разговора, в сущности не происходит. Дело не только в невозможности коммуникации между ними - похоже, режиссер и сам не может представить - о чем же им говорить. Да и интересно ли ему это? Похоже, что не очень. Куда интереснее - и для зрителя тоже - формальные кинематографические приемы, используемые Ханеке. Именно они оправдывают сам факт создания фильма и делают его действительно заслуживающим внимания.
Ханеке словно возвращается в начало кинематографа, снимая длинные - на несколько минут - планы. Значительная часть фильма вообще снята неподвижной камерой - с точки зрения "зрителя из партера". Театральность зрелища подчеркивается дополнительным ограничением пространства кадра (стенами, тенями и т.п) - словно оформлением сцены театральными декорациями. Внутрикадровое пространство интенсивно взаимодействует с закадровым (появляются, перемещаются и исчезают предметы и персонажи); активное действие часто разворачивается на заднем плане, удаленном от камеры (и зрителя), тем самым создавая эффект максимально отстраненного наблюдения.
Эта точка зрения "зрителя из партера" оказывается одновременно и точкой скрытого наблюдения, ставя зрителя в позицию непосредственно вуайеристскую. При этом, Ханеке дополнительно усложняет ситуацию зрителя. Во-первых, лишь постфактум мы узнаем, была ли та или иная статичная сцена "кинематографической' или "вуайеристской", то есть - смотрели ли мы кино, или подглядывали за героями? Во-вторых, эти "вуайеристские" сцены мы иногда наблюдаем, на самом деле, глазами главного героя, тем самым оказываясь уже на его месте - месте наблюдаемого (это усложнение и создает своеобразный саспенс). Это, конечно, провокационно по отношению к зрителю; но такая провокация представляется продуктивной, так как заставляет задуматся - что для нас вообще кино? Не есть ли оно (для рядового зрителя) именно такая легальная замочная скважина, через которую можно подсматривать - пусть и выдуманную - жизнь? Почему мы так боимся оказаться в роли наблюдаемого и так любим подглядывать?
Сюда-то как раз прекрасно вписывается и сцена самоубийства - отвратительная, жестокая, настолько натуралистичная, что кажется подсмотренной (Ханеке здесь играет со зрителем - кажется, что вся эта сцена, как и сцена первого разговора с Маджидом, снимается скрытой камерой; однако никаких подтверждений этому в дальнейшем не появляется). И, помимо ужаса и отвращения, зритель испытывает еще и жгучий стыд - стыд человека, увидевщего то, что он не должен был бы видеть, и не сумевшего устоять перед соблазном. Стыд подглядывающего - за тем, что скрыто.
Subscribe

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment