sheynkin (sheynkin) wrote in kultovoe_kino,
sheynkin
sheynkin
kultovoe_kino

Category:

Юноша строгий, со взором горящим


Юноша строгий, со взором горящим


("Строгий юноша" Абрама Роома)


Мускулистый, спортивный комсомолец решил отбить молодую жену у пожилого заслуженного врача. Меньше всего ожидаешь встретить такой сюжет в советском кино. Тем не менее, формально именно это составляет основную коллизию фильма, снятого в СССР, ни много ни мало, в 1935 году.


Абрам Роом - несомненно, один из самых замечательных режиссеров 20-х - 30-х годов. Юрий Олеша - писатель, которму хватило хотя бы первой главки "Зависти", чтобы обессмертить свое имя. Вместе они создали один из самых необычных фильмов советского кинематографа - фильм о "волшебном комсомольце".



Где-то (видимо, на юге), на своей роскошной даче, подаренной ему правительством, окруженный прислугой, живет доктор Степанов. Вместе с ним живут: Маша - его молодая жена, и Федор Цитронов - приживальщик. На эту дачу приезжает комсомолец Гриша, встречает Машу и влюбляется в нее. Она отвечает ему взаимностью, доктор Степанов, подстрекаемый приживальщиком, сначала ревнует, но затем раскаивается в этом и находит в себе силы подняться над мелким собственническим чувством. Финал обещает некую форму "жизни втроем".


При всей скандальности сюжета, фильм вряд ли заслуживал бы особого внимания, если бы этим исчерпывался. На самом деле он гораздо сложнее. Персонажи - не просто персонажи. Доктор Степанов занимается, ни много ни мало, воскрешением мертвых. Гриша - тоже не только комсомолец и спортсмен, он - создатель новой морали, мессия, пророк новой религии, исповедуемой и проповедуемой им, и отношения с Машей - то главное искушение, которое он должен выдержать. Вдобавок, оба они имеют двойников: доктор - Федора Цитронова, Гриша - безымянного дискобола.


Цитронов - то ли мелкий бес, то ли персонифицированное животное началодоктора, а скорее, и то, и другое вместе. С одной стороны, он манипулирует своим хозяином, с другой - тот обходится с ним унизительно и жестоко; тем не менее, почти до самого конца они неразлучны. Особая роль и, в некотором смысле, потусторонний характер Цитронова особенно подчеркнут в начале фильма, в сцене обеда, где он противопоставлен остальным участникам сцены в том числе и цветом одежды (черным). Замечательно, что у Цитронова есть свой двойник - сторожевой пес; в одной из сцен его прямо называют "собакой". То, что Цитронов - животное начало, видно в конце фильма, где именно он воплощает плотское влечение к Маше; после символического акта - изгнания Цитронова - доктор избавляется и от своей ревности.


Дискобол - это тот новый человек, создание которого является целью Гришиной проповеди. От Гриши он почти неотличим - ни внешне, ни по одежде. Постулаты "третьего комплекса ГТО" - новой морали - он осуществляет на практике. Так, он совершенно целомудренен - рассказывать доктору о Гришиной любви к Маше он идет голым, что дважды подчеркивается в фильме (то, что исполнитель этой роли все-таки в трусах, объясняется, видимо, цензурными соображениями); искренен - про Цитронова говорит просто, что его надо убить; смел, ловок и так далее. Его двойник - девушка, проповедующая, под видом "одной теории", несколько упрощенный психоанализ. Важную роль дискобол играет в мистическом сне Гриши, понижая уровень патетики и высмеивая Цитронова.


Двойником Маши, видимо, служит Ольга - член ЦК ВЛКСМ, которую, собственно, доктор Степанов и воскрешает. Это воскрешение, как и то, что именно Ольга одобряет моральный кодекс Гриши, несомненно, указывает на ее, как минимум, близость Высшему Миру (как Цитронов близок Нижнему). Судя по гришиному сну, Высшему Миру близка и Маша; парность Маши и Ольги подчеркивается сценами объяснения во сне и воскрешения Ольги - обе происходят, по-видимому, в одном и том же помещении, обе носят выраженно мистический характер.


Несколько слов об эстетике. Фильм в чем-то напоминает произведения композиторов-минималистов - в первую очередь, повторяющимися с небольшими изменениями репликами и мизансценами. При внимательном просмотре, лекго заметить черты надвигающегося эклектического стиля, однако в самом фильме переходы от псевдоантичного стадиона к типично конструктивистким интерьерам лестничных клеток Гришиного дома или модерну докторской дачи выглядят еще вполне естественно. Важная вещь, почти не встречающаяся в советском искусстве - культ тела, но культ целомудренный (не случайно Гриша зачитывает тезисы своего учения - в раздевалке стадиона).


То, что фильм был в свое время запрещен цензурой - совсем не странно по целому ряду причин. Что замечательно, как и другой шедевр Роома - "Третья мещанская" - он и сейчас представляет не меньший интерес, и несомненно заслуживает самых высоких оценок.


Subscribe

  • Maverick — он же бродяга

    Но не прижилось переводное название в обыденной нашей киноманской действительности, а фильм так и смотрели как "Мэверик". А случилось это ещё в те…

  • "Трюкач" в главной роли

    Случайно вспомнил про этот фильм, рассматривая — кого ещё угораздило со мной в один день уродиться — Барбара Херши. Фильмов у неё несчетное…

  • Кинематограф. Хроники жизни Э. Вуда и "Хроники Ломбарда"

    Такой неожиданный ход мысли в виде сочетания двух представленных объектов рассмотрения был спровоцирован недавним днем рождения Элайджи Вуда,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments